WWW.LI.I-DOCX.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Различные ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОТДЕЛА ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ МОНГОЛЬСКИХ НАРОДОВ (СЕРЕДИНА ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ«БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи

Арсеньева Любовь Георгиевна

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОТДЕЛА ИМПЕРАТОРСКОГО РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ПО ИЗУЧЕНИЮ ИСТОРИИ МОНГОЛЬСКИХ НАРОДОВ

(СЕРЕДИНА XIX – I ЧЕТВЕРТЬ XX ВВ.)

07.00.02 - Отечественная история

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель:

кандидат исторических наук, доцент

О.Н. Полянская

Улан-Удэ – 2015

Оглавление

Введение………………………………………………………………………3-21

Глава 1. Изучение иркутскими исследователями монгольских народов во II половине XIX – I четверти XX вв.

Азиатская политика России II половины XIX – I четверти XX вв. …

Деятельность Иркутской духовной семинарии по изучению языка, истории и этнографии монгольских народов……………………………....27-42

Востоковедные исследования ВСОРГО – основа развития монголоведения в Иркутском университете………….…………………..42-52

Глава 2. Исследования ученых Восточно-Сибирского отдела РГО (ВСОРГО) истории монгольских народов



2.1. Создание ВСОРГО и формирование основных направлений деятельности…………………………………………..……………………53-632.2. Изучение учеными ВСОРГО географии народонаселения Байкальского региона………………………………………………………………………..63-91

2.3. Организация исследований по этнографии и религии учеными ВСОРГО……………………………………………………………………..92-127 2.4. Археологические изыскания членов ВСОРГО на территории проживания монгольских народов …………………………………………………………………... …………128-145

Заключение……………………………………………………………….146-148

Библиография……………………………………………………………150-172

Введение.

Актуальность. В 2015 году исполняется 170 лет со дня образования (1845) Императорского Русского географического общества (РГО), внесшего огромный вклад в географическое, этнографическое, лингвистическое изучение территории России и сопредельных государств, а так же в развитие дипломатических отношений со странами Востока. Для успешного выполнения исследовательских задач, имеющих государственную важность, РГО открывало отделы на восточных окраинах России. Восточно-Сибирский отдел РГО (ВСОРГО) в котором приоритетным направлением работы было определено изучение монгольских народов, проживающих на территории России, а также изучение Монголии. Государственная важность изучения восточных окраин России и восточных сопредельных государств не потеряла своей актуальности и сегодня. В связи со сложной геополитической ситуацией в мире, связанной с введенными санкциями в отношении России странами Запада, Россия устремила свои взор на Восток. Именно с восточными соседями нашу страну связывают длительные отношения, совместная история и многолетнее сотрудничество в разных областях. Китаю и Монголии, в этом отношении отводится, приоритетное значение. Монголия, будучи государством, чья история разворачивалась у границ России, всегда была привлекательна для изучения российскими путешественниками и учеными. Обращение к накопленному опыту исследовательской работы, багажу знаний и материалов, собранных российскими монголоведами в предшествующие периоды, важно в развитии не только современного монголоведения, но и в реконструкции отношений между Россией и Монголией, Китаем на современном этапе.





Сегодня, когда РГО возобновляет научную деятельность, важно, чтобы монголоведные исследования в нем по-прежнему занимали приоритетное значение, что актуализируется значимостью дальневосточного вектора внешней политики России. Государственная значимость исследовательских проектов, разрабатываемых РГО и его, вновь открывающимися отделами, подтверждают и изменения, произошедшие в управлении географическим Обществом. В ноябре 2009 г. Президентом Русского географического общества был избран министр по чрезвычайным ситуациям С.К. Шойгу, сформирован представительный, по составу участников, Попечительский Совет, председательство в котором принял на себя Президент России В.В. Путин.

Историография проблемы. Отсутствие исследования, всесторонне отражающего деятельность Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества по изучению монгольских народов, показывающего место и роль ВСОРГО в развитии монголоведения в России обусловило необходимость всестороннего изучения работы Отдела в этом направлении. Все возрастающий интерес научной, политической общественности к РГО, в целом, также подготовил основание для обращения к истории его отделов, ведущую роль среди которых в изучении монгольских народов играл ВСОРГО.

Материалы о деятельности ВСОРГО в области монголоведных исследований можно встретить в статьях и работах, посвященных юбилейным датам Отдела, информация в этих работах освещает проблему частично и не дает полного представления. В 1876 г. к 25-летию Сибирского отдела русского географического общества (СОРГО) правитель дел Отдела Михаил Васильевич Загоскин (1830-1904) подготовил очерк по вопросам географического, экономического и исторического развития Сибирской губернии, предназначавшийся для прогимназий. Однако, работа не содержит какой-либо конкретной информации о развитии монголоведения в Отделе, так же как и Очерк топографа и правителя дел Сибирского отдела РГО Усольцева Арсения Федоровича (1830 – 1909). Подобного рода юбилейные очерки не предусматривают выделение какого-либо одного направления работы, тем более к середине 1870-х гг. значительных исследований Монголии и монгольских народов во ВСОИРГО еще не было сделано.

Трехтомное сочинение «История полувековой деятельности Географического Общества» вице-председателя РГО с 1873 по 1914 гг. Семенова Тянь-Шанского Петра Петровича (1827 - 1914) освещает деятельность с 1845 по 1895 гг. Общества в целом, дает общую картину истории образования и деятельности РГО, включая деятельность Отделов. Однако должное внимание уделено в работе экспедициям Общества для изучения Сибири и истории учреждения Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского отделов.

В работе Н.Н. Козьмина «Исторический очерк деятельности Восточно-Сибирского отдела РГО за 50 лет» частично рассмотрена издательская, экспедиционная, выставочная деятельность ВСОИРГО, отдельно в работе о монголоведных исследованиях Отдела не говорится.

Таким образом, уже в дореволюционные годы появились публикации, в которых делалась попытка охарактеризовать деятельность, подвести итоги деятельность ВСОРГО за определенный период времени. В целом же, проблема изучения монгольских народов Отделом не освещалась, но все эти работы крайне информативны, в них можно подчерпнуть информацию о членах Отдела и их деятельности в различных направлениях.

Прерванная революционными событиями и гражданской войной работа ВСОРГО была возобновлена в 1920–е гг. В семи изданиях сборника «Сибирская живая старина» (1923-1928), публиковали свои работы многие ученые-этнографы, фольклористы, краеведы. Особого внимания заслуживают статьи П.К. Казаринова «Три четверти века (к юбилею ВСОРГО)» и М.К. Азадовского «Пути географических изучений Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества», посвященные 75-летию ВСОРГО и дающие обзор общей деятельности ВСОРГО. В своей статье П.К. Казаринов, дает характеристику Иркутска 1840-х гг., о возникновении в городе библиотеки и музея. Кроме этого, он уделяет внимание вопросам изучения Сибири и возникновения РГО. Открытие Сибирского отдела РГО в Иркутске П.К. Казаринов связывает с началом местного краеведческого движения, отзывается об Отделе, как об автономном и современном, чья деятельность имела общественный и общедоступный характер. В статье рассмотрено развитие деятельности Отдела по десятилетиям, в каждом названы имена самых активных и выдающихся членов. В работе нашло некоторое отражение отдельных направлений Отдела таких, как якутоведение и бурятоведение, названы имена исследователей, занимавшихся изучением этих народов: А.П. Щапов, Д.А. Клеменц, А.В. и Г.Н. Потанины, М.А. Кроль, И.А. Подгорбунский, из бурят: Д. Банзаров, М.Н. Хангалов, Г. Гомбоев, И. Вамбоцэрэнов, П. Баторов.

М.К. Азадовский в своей работе сделал попытку обобщить все «моменты и периоды» этнографических изучений Отдела за 75 лет, составил периодизацию этнографических исследований Отдела, выделив четыре периода, каждый из которых связан с имена выдающихся этнографов, так второй период он назвал «Щаповским», когда этнография бурят стала занимать важное место в работе Отдела, третий период – организационный, связанный с расширением и осмыслением этнографических задач, «сюда вошли и монголы», этот период автор связывает с работой Г.Н. Потанина и Д.А. Клеменца, их экспедициями в Монголию. В целом, статья содержит важный теоритический материал об изучении этнографии, об изучении же монгольских народов говорится в общем контексте исследования «туземных народов Сибири».

В 20-е гг. XX в. 75-летнему юбилею ВСОРГО вышел ряд статей членов Отдела: Г. С. Виноградова (1886-1945), B.С. Манассеина (1878-1938), А.С. Герасимова и А.В. Попова. Все эти работы содержат важные материалы по различным направлениям деятельности Отдела, отдельно монголоведная деятельность ВСОРГО не рассмотрена ни в одной из этих работ, однако они называют фамилии членов Отдела, занимавшихся изучением монгольских народов.

В 30-е гг. XX в. большинство членов ВСОРГО такие, как Н.Н. Козьмин, Б.Э. Петри, И.Ф. Молодых, В.Ч. Дорогостайский и многие другие были репрессированы, а история ВСОРГО перестала быть предметом изучения.

В 1990-е гг. в связи с переменами в нашей стране, распадом СССР, менялись методологические подходы, происходил отказ от глобальных тем, возрастал интерес к истории и культуре своей страны, к истории науки, большее внимание стало уделяться деятельности отдельных людей, ученых, персонификация исторического процесса и т.д. Возник интерес к дореволюционному прошлому страны, устройству научных организаций того времени. В это же время возобновляются публикации об РГО, его Отделах и деятелях того периода. Одной из первых стала монография Т.Н. Оглезневой, посвященной этнографическому изучению северо-востока Азии, автор воссоздаёт дореволюционную историю научно-организационной и практической деятельности Русского географического общества и его Сибирских Отделов по изучению народов северо-востока Азии. Выявлена роль РГО в изучении истории и этнографии региона, оценен вклад в работу Общества политических ссыльных, представителей духовенства и местной власти. В работе в большинстве своем использованы данные Западной Сибири и Якутии. К вопросам монголоведения автор не обращалась.

В статьях, опубликованных Иркутским областным краеведческим музеем на страницах «Краеведческих записок» были освещены проблемы становления и развития краеведческого движения на территории Восточной Сибири, дана характеристика научно-исследовательской и организационной деятельности ВСОРГО по изучению сибирского края.

Особый интерес для нас представляет статья иркутского историка Нины Евгеньевны Единарховой «Монголия и монголы в изданиях Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества (1860-1880 гг.)». В работе автор дает краткую характеристику ВСОРГО и отдельным направлениям деятельности Отдела, приоритетное место среди которых принадлежит монголоведению. Из исследователей – членов ВСОРГО, изучавших Монголию, Н.Е. Единархова выделяет Я.П. Шишмарева, князя Апакидзе, В.О. Липинского, братьев Бутиных, П.А. Ровинского, Я.П. Дуброва. Своей статьей Н.Е. Единархова заявила о важности изучения вклада ВСОРГО в изучение Монголии и монгольских народов.

Научные публикации, посвященные иркутскому монголоведению, некоторое внимание уделяю и монголоведным исследованиям во ВСОГРО в целом, или деятельности отдельных членов Отдела, занимающихся изучением монгольских народов. Это работы Ю.В. Кузьмина, Е.И. Лиштованного, Ю. А. Зуляра.

Е.И. Лиштованный «Монголия в истории Восточной Сибири (XVII – XX вв.)» освещает разные этапы развития монголоведения в Иркутске. Изучению Монголии во ВСОРГО посвящено несколько страниц. Автор значительное внимание уделяет Я.П. Шишмареву, с которым он связывает один из этапов научного изучения Монголии, а также Г.

Н. Потанину, Д.А. Клеменцу, Н.М. Ядринцеву, И.А. Подгорбунскому и Д.П. Першину. В целом же, деятельность ВСОРГО в изучении монгольских народов освещена обзорно, не прозвучали фамилии многих исследователей, названы не все экспедиции, а только три, организованные Отделом в Монголию. В целом жанр учебного пособия не предполагает полноты изложения материала по отдельным вопросам. Однако, монголоведная работа Отдела оценена автором высоко, Е.И. Лиштованный указывает, что это направление было одним из самых главных в исследованиях.

Работы Ю.В. Кузьмина, как отдельные, так и в соавторстве со В.В. Свининым отражают разные этапы развития монголоведения в Иркутске. Освещая, в целом, историю иркутской школы монголоведения, Ю.В. Кузьмин должное внимание отводит изучению монгольских народов во ВСОРГО. Вклад в изучении монгольской истории, культуры, этнографии автор показывает через призму деятельности известных исследователей – членов ВСОРГО Я.П. Шишмарева, И.А. Подгорбунского, Г.Н. Потанина, Н.М. Ядринцева, Д.А. Клеменца, Д.П. Першина, Н.Н. Козьмина, приводит интересные факты из их биографий. Однако, оценка деятельности Отдела, как научной организации, занимающейся исследование Монголии и монгольских народов, не была дана.

Одна из последних работ Ю.В. Кузьмина, представляет из себя собрание всех наработок по Иркутскому монголоведению. В монографии собрана информация об известных монголоведах Иркутска, начиная с А.В. Игумнова и заканчивая современными исследователями, внесшими вклад в научное монголоведение, таких как Е.М. Даревская, Н.О. Шаракшинова, Н.Е. Единархова, В.В. Свинин, Е.И. Лиштованный, Ю.В. Кузьмин и другие. Из членов ВСОРГО в работе представлены Я.П. Шишмарев, Д.П. Першин, Н.Н. Козьмин. Монография содержит не только их биографию, которую по крупицам собирали иркутские и бурятские историки, но и анализ их работ, и их взгляд на монголов XIX-XX в.

Работы Ю.А. Зуляра о ВСОРГО освещают организационную и краеведческую деятельность Отдела в послереволюционный период, монголоведение затрагивается частично в ходе анализа работы Отдела. Интерес представляют статьи Ю.А. Зуляра, посвященные юбилейным датам Отдела, из них можно понять, как были организованы различные направления работы ВСОРГО. Так, к 160-летнему юбилею ВСОРГО Ю.А. Зуляр, в соавторстве с Л.М. Корытным, подготовил публикацию, которая в целом посвящена организации и работе Отдела со дня его основания и до 1931 г., где авторы называют Отдел «предтечей Сибирского отделения Академии наук». Авторы указывают, на большой вклад в работу Отдела местных кадров, таких как географ А.Ф. Усольцев, этнограф-журналист М.В. Загоскин, врач-обществовед М.И. Писарев, историк- журналист В.И. Вагин, археолог Н.И. Попов и другие. Как особо удачные выделяются экспедиции: Р.К. Маака, П.А. Кропоткина, И.А. Лопатина, А.Л. Чекановского, И.Д. Черского, П.А. Ровинского, Б.И. Дыбовского, все они занимались изучением территорий проживания монгольских народов. В целом же, как отмечается в статье, этнография коренного населения Сибири в Отделе, комплексный характер приобрела лишь в 1880-90-е гг. Авторы дают высокую оценку работе ВСОРГО и о его большом вкладе в изучение Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии.

150-летнему юбилею ВСОРГО посвящена статья В.В. Воробьева, где автор также высоко оценивая работу ВСОРГО, называет Отдел «центром познания населения, истории и природы Восточной Сибири, Дальнего Востока и Центральной Азии». Выделенный В.В. Воробьевым период: от создания до революции 1917 г., характеризуется как самый продуктивный так, как именно в этот период Сибирским, а затем Восточно-Сибирским Отделом был организован ряд ключевых экспедиций, итогами работ которых стали разнообразные материалы и фундаментальные труды, кроме того, Отдел выпускал периодические издания: «Известия», «Записки», «Труды», «Сибирская Живая Старина», многие из которых стали важными источниками по деятельности ВСОРГО.

Статья Л.М. Колесника, Т.Л. Пушкиной, В.В. Свинина также посвящена150-летию ВСОРГО. Авторы утверждают, что расцвет Иркутского музея и превращение его в центр по изучению Сибири и сопредельных территорий непосредственно связаны с открытием в Иркутске Сибирского Отдела РГО. Благодаря членам Отдела таким, как И. Черский, А.Чекановский, Н. Витковский, М. Овчинников, А. Щапов, Д. Клеменц, Г. Потанин, Н. Агапитов, Р. Маак, Н. Ядринцев и многих других коллекции Музея постоянно пополнялись. Авторы отмечают, что сотрудники музея и в настоящее время помнят, что привлекательность музейных экспозиций обеспечили многие поколения ученых ВСОРГО и их активных помощников.

Деятельность ВСОРГО частично затрагивает статья Р.Ю. Смагина. Автор утверждает, что все современные знание о Сибири во многом обязано научным изысканиям и государственной политике XIX в. Освоением, изучением, колонизацией и укреплением границ империи, указывает автор, занимались Сибирские Отделы РГО и Военно-Топографическое Депо (ВТД). Р.Ю. Смагин подчеркивает, что хотя у этих служб были одинаковые задачи, все же основная деятельность Сибирских Отделов РГО заключалась в сборе и обработке географических, этнографических, статистических, биологических и исторических данных, тогда как военно-топографические отделы занимались непосредственно картографией, межеванием, разведкой и охраной границ. В целом, статья посвящена сравнению деятельности двух ведомств и их взаимодействию.

Работа содержит очень важный и интересный материал, так автор говорит о том, что большинство экспедиций Сибирских Отделов санкционировались и подготавливались начальниками штабов местных военных округов. В статье приводятся примеры взаимодействия служб во время экспедиций Г.Н. Потанина, Н.М. Ядринцева, Н. Дуброва. В итоге, автор положительно оценивает взаимодействие Сибирских Отделов РГО и службы военных топографов отмечая, что у РГО был отличный научный потенциал.

В 2011 г. стартовала реализация мемориального проекта выпуска библиографического словаря «ВСОРГО в лицах». В этом словаре опубликованы данные 31 члена ВСОРГО в алфавитном порядке, кроме биографии ученых приведены их основные труды.

В современной научной литературе представлены труды о деятельности отдельных членов ВСОРГО, в том числе, среди них встречаются такие, которые освещают работу исследователей монгольских народов Г.Н. Потанина, П.А. Ровинского, М.Н. Хангалова, А.П. Щапова, М.А. Кроля и др. С.А. Дидина свой статье рассматривает вклад Г.Н. Потанина как правителя дел, в развитие Восточно-Сибирского отдела. Также деятельности Г.Н. Потанина во ВСОРГО посвящена статья Т.В. Родионовой. Статья А.О. Левченко повествует о вкладе П.А. Ровинского в этнографические исследования ВСОРГО. В статье И.А. Маласхановой рассказывается о взаимодействии М.Н. Хангалова с членами ВСОРГО.

Однако разрозненность и разноплановость работ не дает представления о взаимодействии ученых в стенах ВСОРГО, не показывает их общий вклад в изучение монгольских народов.

По теме Деятельности Восточно-Сибирского Отдела РГО были написаны кандидатские диссертации А.О. Левченко и И.А. Пименовой, в них отдельно тема монголоведных исследований Отдела так же рассмотрена не была. Диссертация А.О. Левченко посвящена краеведческой и выставочной деятельности ВСОРГО, а И.А. Пименовой организации деятельности Отдела от учреждения до прекращения работы.

Таким образом, к настоящему моменту в исторической литературе практически нет работ, посвященных деятельности ВСОРГО в изучении монгольских народов на территории Восточной Сибири. Следовательно, проблема не потеряла свою актуальность. Несмотря на значительное количество источников, посвященных истории становления деятельности ВСОРГО, большинство из них по-прежнему остаётся недостаточно изученным, а значит не известными для широкого круга исследователей. Ведь наряду с более или менее подробным освещением отдельных аспектов деятельности Восточно-Сибирского Отдела, имеются существенные пробелы в исследовании его монголоведной деятельности.

Цель: охарактеризовать деятельность Восточно-Сибирского отдела Императорского русского географического общества по изучению истории и культуры монгольских народов.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

показать влияние внешнеполитических задач России на становление и развитие отдельных научных организаций, имеющих востоковедную направленность, на примере Восточно-Сибирского отдела РГО (ВСОРГО);

рассмотреть деятельность учебных, духовных учреждений по изучению монгольских народов и выявить их роль в образовании ВСОРГО;

осветить основные направления деятельности ВСОРГО по изучению истории и культуры монгольских народов;

определить вклад отдельных ученых - членов ВСОРГО в изучение монгольских народов.

Объект – Русское географическое общество.

Предмет – деятельность Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества по изучению истории и культуры монгольских народов.

Хронологические рамки. Нижняя дата 1851 г. - дата открытия Сибирского отдела РГО (с 1877 г. – Восточно-Сибирский отдел), верхняя дата - 1928 г., время фактического прекращения работы ВСОРГО.

Территориальные рамки деятельности ВСОРГО включали в себя территорию этнической Бурятии (Иркутская губерния, Бурятия и Забайкалье) и Монголию.

Методология и методы исследования. В основу методологии данного исследования легли базисные принципы исторической науки: принцип историзма, согласно которому «монголоведение во ВСОИРГО» следует рассматривать с точки зрения исторического развития на всем временном протяжении. Принципы объективности и комплексности позволили рассмотреть динамику деятельности членов Восточно-Сибирского отдела РГО в изучении Монголии и монгольских народов. В диссертации применены сравнительно-исторический, системно-исторический, синхронический метод к рассмотрению исторических явлений, что позволило провести анализ роли ВСОРГО в изучении Монголии и монгольских народов в контексте истории развития российской школы монголоведения.

Источниковой базой исследования служат источники которые можно разделить на 4 группы: архивы, опубликованные источники, периодическая печать того времени, труды членов ВСОРГО.

К первой группе относятся неопубликованные архивные материалы Областного государственного учреждения Государственного архива Иркутской области (ОГУ ГАИО) отражающие деятельность ВСОРГО и отдельных его членов, прежде всего это фонд 293 - «Русское географическое общество. Восточно-Сибирский отдел 1850-1918 гг.» и личные фонды исследователей – членов ВСОРГО: ф.294 – «Врач-краевед Н.В. Кириллов»; ф.295 – «Н. М. Ядринцев»; ф. Р-2814 – «Личный фонд В.И. Подгорбунского». А также труды как опубликованные так и рукописные членов ВСОРГО: их научные доклады, статьи, тезисы выступления на конференциях, отражающие вопросы этнографии, истории, культуры монгольских народов.

Архивные материалы, отличаются информативностью и разнообразием. Многие из них впервые вводятся в научный оборот.

1. ОГУ ГАИО. Фонд 293. фонд состоит из 870 единиц хранения, 1 опись на 117 листах. Опись содержит оглавление, состоящее из 5 разделов, дополнительной описи, предметно-тематического именного указателей.

В фонде находятся: переписки членов ВСОРГО, административная переписка, протоколы заседаний правления, приглашения, журналы годовых собраний, доклады, приходные денежные документы, расходные денежные документы, протоколы заседаний, списки членов ВСОРГО, материалы экспедиций, черновики, рукописи статей, переписки Отдела с различными обществами и государственными учреждениями. А так же переписка о деятельности библиотеки Отдела и музея. Рукописи статей, письма исследователей Сибири: И.Д. Черского, М.В. Загоскина, А.П. Щапова, Г.Н. Потанина, Н.И. Витковского, Н.М. Мартьянова, Н.Н. Агапитова, А.Л. Чекановского, Б.И. Дыбовского, И.В. В.И. Вагина, М.Н. Хангалова, М.А. Кроля, Н.В. Кириллова и др. Записи произведений устного народного творчества, статистико-экономические сведения по истории, экономике и этнографии Сибири (этнография бурят, якутов, эвенков). Описания коллекций и гербариев.

В этом фонде нас заинтересовали дела №17, 74, 89, 200, 249, 359, 370, 484, 494, 491, 498, 580, 598, 615, 620, 622, 627, 629, 630, 632, 653, 680, 686, 670, 689, 700, 701, 712, 713, 729, 730, 733, 734, 740, 755, 757, 776, 777, 779, 782, 795, 810, 811, 813, 820, - все они а посвящены изучению Монголии, а также этнографическим и другим изучением бурят.

2. ОГУ ГАИО. Фонд 294. Фонд врача-краеведа Н.В. Кириллова. Фонд содержит рукописи статей посвященных различным аспектам жизни в Сибири и нахождения в Азиатских странах. Фонд состоит из 1 описи, 58 дел. В этом фонде нас заинтересовали два дела № 4, 21, они посвящены исследованиям Забайкалья. 4 дело – рукопись о климате Забайкалья, а 21 – заметка содержащая указания на археологические останки в Верхнеудинском уезде.

3. ОГУ ГАИО. Фонд 295. Ядринцев Николай Михайлович писатель-публицист, историк, общественный деятель. Личный фонд. 30.10.1842-19.06.1894. Большая часть фонда содержит особо ценные дела. 1 опись, 144 дела. Фонд состоит в основном из рукописей и дневников Ядринцева Н.М. Дела с 1 по 8 посвящены отдельным аспектам жизни исследователя в Иркутске, его заметки, статьи. С 9 по 24 дело повествуют о путешествии на Алтай т исследованиям алтайцев. Дела со 104 по 118 это письма Н.М. Ядринцева, со 119 по 141 письма к исследователю.

Особый интерес для нас представляют дела № 7, 31, 36, 50, 54, 55, 69, 71, 72, 73, 74, 76, 89, 100. Эти дела содержат черновые рукописи, рецензии на статьи, заметки, материалы, рисунки, оттиски и выписки, посвященные исследованиям Монголии и монгольских народов. Информативны дела содержащие сведения и материалы экспедиции на Орхон и о находках в Каракоруме.

4.ОГУ ГАИО. Фонд Р-2814. Личный фонд В.И. Подгорбунского за 1914 – 1960 гг. опись 1. Лист 1 описи содержит историческую справку о В.И. Подгорбунском на двух листах составленная 15.12.1969 г. старшим научным сотрудником Гусевой. Фонд состоит из рукописей и машинописей статей и докладов ученого. Дела № 9, 15, 17,20 посвящены этнографическим исследованиям бурят. № 7, 18 - геологические исследования Иркутской области. Дела № 19, 25, 41 посвящены археологическим изучениям Приангарья.

К опубликованным источникам в первую очередь следует отнести личную переписку членов Отдела. Важным опубликованным источником по истории ВСОРГО являются письма Г.Н. Потанина. В четвертом томе собрано 546 писем отражающих период жизни Г.Н. Потанина – с 1884 по1899 гг., за это время он совершил две экспедиции, был Правителем дел ВСОРГО и редактором газеты «Восточное обозрение». Сохранившиеся лишь в архивах письма, помогают понять в каких условиях формировались взгляды ученого, проходили экспедиции. Для нас особо ценным является Иркутский период жизни Г.Н. Потанина, из писем этого периода можно понять, как складывалась работа ВСОРГО, взаимодействие между членами Отдела, учеными, властями, в каких условиях проходили экспедиции и многое другое. Кроме того важным источником по истории ВСОРГО, его деятельности является периодическая печать: 1. Иркутские епархиальные ведомости. Журнал, издаваемый Иркутской епархией с 1863 по 1887 год ежегодно, с 1887 по 1915 с перерывом. Журнал содержит информацию о внутренних делах Иркутской епархии, просветительской и миссионерской деятельности, Иркутской духовной семинарии и духовном училище, несколько выпусков 1863 г. посвящены епископу Иркутскому и Нерченскому Святому Иннокентию. 2. Записки Сибирского отдела императорского Русского Географического общества. Издавались с 1856 по 1896 гг. Первым редактором был И.С. Сельский. В «Записках» публиковались работы членов ВСОРГО и других исследователей по различным направлениям, а так же велась «Летопись» Отдела, публиковались отчеты распорядительного комитета. Газеты «Восточное обозрение», «Иркутские губернские ведомости», в которых публиковались различные заметки, освещающие работу Сибирского Отдела РГО, также периодическое издание «Сибирский архив», содержит документы и публикации, имеющие отношение к истории ВСОРГО. Из них можно подчерпнуть много интересной информации, собранной и опубликованной действительными членами Отдела.

Документальна база исследования в целом представляется достаточной для достижения цели и решения основных задач данной работы.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Государственный характер монголоведных исследований обусловил открытие Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества (ВСОРГО) в Иркутске. В задачи ВСОРГО входило изучение территории расселения монгольских народов, как в составе российского государства, так и за его пределами.

2. ВСОРГО – научный центр в России II-й половины XIX - начала XX вв., сыгравший важную роль в изучении истории и культуры монгольских народов, что позволило российскому правительству проводить последовательную политику в отношении этих народов;

3. В истории Русского географического общества и его отделов особое место занимает деятельность и наследие талантливых ученых, отличавшихся глубокими знаниями и широкими интересами, среди которых члены ВСОРГО – исследователи истории и культуры монгольских народов.

4. Научный потенциал, созданный ВСОРГО, способствовал рождению новому научному и образовательному центру – иркутскому университету, где монголоведение продолжало оставаться ведущим направлением в исследовательской работе, поддерживаемое сотрудниками ВСОРГО.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем впервые комплексно показано одно из ключевых направлений деятельности ВСОРГО - изучение монгольских народов. Введен в научный оборот значительный пласт архивных материалов, отражающий деятельность как ВСОРГО в целом, так и отдельных его членов (письма П.П. Баторова).

Рассмотрена деятельность отдельных исследователей – членов ВСОРГО, дан анализ их трудам, с точки зрения их вклада в изучение монгольских народов. Названы имена малоизвестных или неизвестных сотрудников Отдела, проделавших большую работу по изучению этнографии, географии расселения бурят и монголов. Показано место и роль Восточно-Сибирского отдела в системе Русского географического общества в рамках решения внешнеполитических задач российского государства, связанных с установлением дипломатических отношений с сопредельными странами Востока.

Практическая значимость. Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании истории России II половины XIX – рубежа XIX –XX вв., как для рассмотрения вопросов развития науки, культуры, так и внешнеполитического курса России указанного периода.

Апробация результатов исследования: положения диссертации были апробированы на международных конференциях «Улымжиевские чтения» (Улан-Удэ, 2014), «Православие и дипломатия в странах АТР» (Улан-Батор -Улан-Удэ - Посольск, 2014-2015).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав (7 параграфов), заключения, библиографического списка.

Глава 1. Изучение иркутскими исследователями монгольских народов во II половине XIX – I четверти XX вв.

Азиатская политика России II половины XIX – I четверти XX вв.

Развитие востоковедения в России всегда зависело от приоритетов ее внешней политики. Более насущные вопросы какого-либо из направлений, определяли успех соответствующей отрасли ориенталистики. Для успешного развития пограничных отношений, нужны были точные данные о местности, обычаях народов, населяющих эти территории. Русское географическое общество (РГО) со своими Отделами, которые находились в приграничных восточных районах России занимались их изучением.

Внешняя политика Российской империи во второй половине XIX в. была представлена двумя направлениями: западным и восточным. Однако в этот период западное направление было осложненно революционными событиями, происходившими в Европе в 1848-1849 гг., и закрепило за Россией прозвище «жандарм Европы». В этих условия восточный вектор внешней политики России, представленный ее интересами не только на Кавказе, в Турции, Иране, но и, прежде всего, связанный с Цинской империей и самой крупной ее частью – Монголией, был гораздо перспективнее.

Взаимоотношения России и Китая стали развиваться еще в XVII в., после вхождения Сибири в состав России. «Тотчас же после включения Сибирской окраины в состав русских земель правительство стало прилагать заботы к установлению торговых сношений с азиатскими народами». Возникновение российско-китайских торговых связей на Дальнем Востоке, было связано со снижением спроса на русскую пушнину в Западной Европе, в связи с развитием производства шерсти в Англии и началом значительного ввоза в Европу пушнины из Северной Америки, все это вынуждало русское правительство и купечество искать другие рынки сбыта для своих товаров. К развитию внешней торговли побуждала также ограниченность потребностей внутреннего рынка в ряде товаров. С другой стороны, для продукции мануфактур и ремесленных мастерских Китая также не находилось достаточного сбыта внутри страны, поэтому китайское купечество искало возможности установить торговые связи с соседними странами и, в первую очередь, с Россией. Русско-монгольские контакты имеют еще более давнюю историю, они восходят к XIII в., в XVII в. эти отношения вновь возобновились. Русские поселенцы в Южной Сибири впервые встретились с монгольскими кочевниками в 1605–1606 гг., а в 1608 г. в Монголию направилось первое русское посольство. В том же году в Москву прибыло первое монгольское посольство. В контакты с Россией вступили ойратские ханы и халхасский князь Алтан-хан. Под угрозой маньчжурского порабощения халхаские феодалы неоднократно просили Россию принять их в свое подданство. В 1665 г. этот вопрос обсуждался на переговорах в Урге, а в 1675 г. – в Москве – с послами Халхи. Подталкиваемый маньчжурами Тушэту-хан в 80-е гг. ХУII в. дважды нападал на русский город Селенгинск. После включения Северной Монголии в состав Цинской империи в 1691 г., отношения России и Монголии стали регулироваться договорами, заключаемые между Россией и Китаем.

Первым русско-китайским договором стал Нерчинский договор (1689), подписанный посольством графа Ф. Головина, установивший границу между государствами, порядок торговли и разрешения споров. Затем были Буринский и Кяхтинский договор (1727), посольства Саввы Владиславича, они содержали уточнения границ по Нерчинскому договору. Следующие договоры относятся уже к середине XIX в. Именно в этот период Россия и Китай вынуждены были ускорить решение о границе, эта проблема обостряла отношения двух государств на протяжении двухсот лет. Владения империй уже сомкнулись в регионе Центральной Азии и Забайкалья. Первая опиумная война 1840-1842 гг. показала слабость Цинской империи. Для России возникла опасность, что англичане займут устье Амура, добившись свободного плаванья по рекам Китая. Основным приемом разграничения, был поиск естественных границ – водораздельных гор и рек. Однако рельеф Приамурья и других приграничных территорий был мало или совсем не изучен. С целью изучения этого региона в 1845 г. в Санкт-Петербурге было создано Русское географическое общество (ИРГО). Одним из первых (1851) был создан Сибирский филиал РГО (СОРГО) в Иркутске, его задачей стало изучение вошедших в состав России земель Дальнего Востока и Сибири, граничащих с Цинским Китаем. Интерес к Китаю и его колониям, был обусловлен тем, что Англия и Франция предпринимали активные действия, направленные на создание новых рынков сбыта и усиления своего влияния на Востоке. Россия увидела в этом стремлении угрозу своим интересам и создав СОРГО (с 1877 г. переименован во ВСОРГО) активизировала свою политику на Дальнем Востоке, так как для заключения новых договоров России необходимы были точные сведения, как о географии Азиатской части России, так и приграничных регионов Китая, в том числе и Северной Монголии.

Филиал РГО был создан в Иркутске - с середине XIX в. успешно развивающимся городе Восточной Сибири. Благодаря своему географическому положению, Иркутск стал главным плацдармом Российского государства в деле продвижения на Восток. В 1675 г. через Иркутск к китайскому богдыхану с «любительной» грамотой от великого князя Федора Алексеевича был отправлен переводчик Николай Спафарий, а в 1698 г., сюда прибыл первый купец, отправленный в Китай, Спиридон Лянгусов. С 1768 г. иркутские купцы имели возможность продавать свои товары на ярмарке, которая проходила здесь дважды в год. В Иркутске находились дипломатическая канцелярия иркутского генерал-губернатора, таможня, штаб военного округа. С 1714 г. через Иркутск, началась активная торговля с Ургой, которая после заключения Кяхтинского и Буринского договоров стала носить постоянный характер и поэтому, здесь была основана таможня, просуществовавшая до 1792 г.

Через Иркутск проходили основные торговые пути и завязывались культурные отношения с Китаем, Монголией и Японией. Иркутск стоял на пути следования Российской духовной миссии в Китай, целью которых было установление дипломатических отношений с Китаем, распространение православной веры, а также изучение китайского, маньчжурского, монгольского и других восточных языков, местных обычаев и культуры. В 1725 г. в Иркутске была открыта первая школа для изучения монгольского, китайского, маньчжурского и японского языков, заложившая традиции изучения восточных языков. Первая русско-монгольская школа была открыта именно в Иркутске, так как Иркутск был главным пропускным пунктом для всех отправляющихся в Цинскую империю. В указе от 1731 г. «о правилах, которые следует соблюдать при китайских казенных караванах», говорилось об обязательном присутствии при караванах не менее двух переводчиков. Для службы в караванах должны привлекаться служилые люди из Иркутска. Караванная печать также должна была находиться у Иркутского вице-губернатора.

Открытие ВСОРГО в Иркутске имело большое значение для города и оказывало большое влияние на его развитие, Иркутская городская управа старалась поддерживать начинания Отдела. В письме во ВСОРГО от 10 июня 1914г. Иркутская городская управа сообщала о назначении Иркутской городской Думой пособия для Отдела на текущий год в размере 600 рублей, было высказано пожелание об увеличении количества бесплатных общественных лекций. Бесплатные лекции для общественности несли особую социальную нагрузку, они были необходимы для занятия горожан полезным делом просвещения и расширению кругозора.

Деятельность ВСОРГО по изучению приграничных российских территорий, а также экспедиции Отдела в Монголию и Китай способствовали успешному проведению переговоров о границах, результаты которых были закреплены подписание договоров:  Кульджинский договор (1851) – решавший торгово-экономические связи двух государств; Айгунский договор (1858), по которому Россия получила значительную часть Маньчжурии, включая Приморье; Пекинский договор (1860 г.), одним из главных итогов которого стало включение в состав России Амурского и Уссурийского краев. Таким образом, в XIX в. территориальное межгосударственное разграничение между Россией и Китаем завершилось. Оно протекало на основе дипломатических переговоров, закончившихся подписанием договоров, которые определили государственные границы между двумя государствами.

Во II половине XIX в. Российская дипломатия устремила свои взоры на Восток, для этого созрели серьезные предпосылки и существовали условия. Россия, начиная с XVII в. устанавливала дипломатические и торговые отношения с Китаем и входившей в его состав Монголией, для этого в приграничных регионах открывались школы переводчиков, организовывались православные миссии, издавались специальные указы и распоряжения, создавались научные организации. Центром этой политики стал крупнейший город Восточной Сибири – Иркутск. Изучение языка, истории и этнографии монгольских народов, проживавших на территории Российской империи, способствовало установлению дипломатических отношений с Монголией.

Деятельность Иркутской духовной семинарии по изучению языка, истории и этнографии монгольских народов

Тесные связи с восточными соседями, торговые и культурные отношения России со странами Востока привели к пониманию необходимости подготовки переводчиков. Первым из государственных деятелей, кто осознавал необходимость изучения восточных языков, был Пётр I считавший, что переводчики необходимы для установления дипломатических и торговых связей с другими странами. Указ Петра от 18 июня 1700 г., стал первым распоряжением русского правительства, об обучении русских людей восточным языкам. В Сибири, необходимость в людях, знающих китайский, монгольский и маньчжурский языки ощущалась достаточно остро, так как торговля с монголами и китайцами началась еще в конце XVII в., после «окончательного устроения сибирских городов». В налаживании контактов с восточными народами, проживающими в пределах российского государства важную роль сыграли православные миссионеры.

Весомый вклад в установление и развитие связей России со странами Дальнего Востока и прежде всего с Монголией, Китаем, Японией внесла Иркутская епархия, учрежденная 15 января 1727 г., первым епископом стал Иннокентий Кульчицкий. Иркутская епархия готовила переводчиков китайского и монгольского языков. Первая русская духовная миссия в Китае, первый православный храм святой Софии недалеко от Пекина и многое другое напрямую связано с деятельностью Иркутской епархии.

Открытие в Иркутске епархии было закономерным результатом предшествующего, более чем полувекового, развития православного миссионерства на обширной территории Восточной Сибири. Образование епархии ознаменовало новый качественный этап в жизни Иркутской церкви, стало событием исторического масштаба. В ней служили многие выдающиеся иерархи и священнослужители Русской церкви, причем трое из них были причислены к лику святых. Но не только религиозными подвижниками знаменита Иркутская церковь. Как нам известно, еще до официального открытия епархии в стенах Вознесенского монастыря начала работу «русско-мунгальская школа». Для установления дипломатических и торговых отношений с Монголией и Китаем, уже в начале XVIII в. в приграничных регионах стали открываться специализированные школы. Одной из первых и авторитетных школ, где изучался монгольский язык, была открыта в Иркутске. Это была Русско-монгольская школа (1725 г.), созданная при Вознесенском монастыре, главными задачами которой стала подготовка переводчиков монгольского языка и миссионеров для распространения христианства среди монгольских народов. Инициатором открытия этой школы был архимандрит Иркутского Вознесенского монастыря Антоний Платковский, который в 1720 г. совершил поездку в Монголию, затем в Пекин с миссией Льва Васильевича Измайлова. Он мечтал повторить свое путешествие в Китай, для подготовки участников и была открыта школа, позже предполагалось открыть школу китайского языка. Школа, по мнению Платковского, необходима была для распространения православия и для улучшения торговых отношений с богатым восточным соседом. Антоний Платковский стал первым преподавателем монгольского языка, составил устав школы, набрал учеников. Изначально в школе обучались дети «причетнических» и дети сироты. Учащиеся читали книги на монгольском языке, учились говорить, изучали азбуку. Книги на монгольском языке, по которым велось обучение, были рукописными и получены были от забайкальских лам.

В 1726 г., через Иркутск, в Китай было отправлено посольство во главе с графом Саввой Владиславичем, при свите находился переводчик Иван Крушали и ученики для обучения маньчжурскому языку: Лука Воейков и Степан Яблонцев, а также Антоний Платковский. Учащиеся Иркутской русско-монгольской школы Герасим Шульгин, Михаил Пономарев и Илларион Рассохин стали учениками Второй Российской духовной миссии в Пекине, вместе с Платковским. Впоследствии, они стали знатоками китайского и маньчжурского языков. Илларион Рассохин известен как ученый-китаист.

После учреждения в Иркутске самостоятельной епархии (1727 г.), которую возглавил Иннокентий Кульчицкий, в школе продолжилось преподавание китайскому и монгольскому языкам, было введено преподавание русского языка, в ней могли учиться теперь дети всех сословий. Учащихся к этому времени было уже около семидесяти. Учителями русско-монгольской школы в это время были: Лаврентий Иванович Нерунов (Лапсан из Балаганска, принявший христианство) и Николай Щолкунов. По-русски они не говорили, поэтому работа через переводчика Ивана Пустынникова выпускника этой же школы. Наивысшего расцвета школа достигла при Иннокентии II (Неруновиче): увеличилось число учеников, Иннокентий II называл школу семинарией. Главной проблемой русско-монгольской школы стала финансовая, по причине которой школа была закрыта в 1746 г.

Просуществовав 21 год, первая в России русско-монгольская школа заложила глубокие традиции изучения монгольского языка. Ее выпускники трудились в качестве миссионеров, переводчиков, многие были направлены для духовного служения в Китай. Среди преподавателей выделялись своим талантом известные всей России деятели, и в их числе П. Малиновский - будущий архиепископ Московский Платон, выдающийся синолог архимандрит Иакинф (Бичурин), Д. Потехин, занявший потом место профессора в Московском университете, создатель первого русско-монгольского словаря - А.В. Игумнов.

При епархии в 1779 г. была открыта Иркутская духовная семинария, ставшая одним из центров изучения монгольского языка. Учителями монгольского и бурятского языков в ней, в разные годы были: протоирей Александр Ильич Бобровников, переводчик Александр Васильевич Игумнов, Василий Добромыслов - выпускник семинарии 1832 г., священник Александр Матвеевич Орлов - выпускник 1838 г., Николай Нилович Доржеев (по крещению Нилов), Лаврентий Дмитриевич Шергин и др.. Александр Ильич Бобровников (1793-1832) преподаватель монгольского языка в Иркутской духовной семинарии. А.И. Бобровников знал монгольский язык в совершенстве, занимался переводами на монгольский язык христианских сочинений. В 1835 г. в Санкт-Петербурге была опубликована написанная им монгольская грамматика. Грамматика А.И. Бобровникова была предшественницей известных учебников монгольского языка профессоров О.М. Ковалевского, А.В. Попова и сына А.И. Бобровникова известного в научных кругах монголоведа Алексея Александровича Бобровникова, также окончившего курс Иркутской семинарии «первым учеником» в 1842 г. был направлен в Казанскую духовную академию.

Александр Васильевич Игумнов (1761–1834), сыграл важную роль в становлении научного монголоведения как хороший знаток монгольского языка, так как был сыном переводчика монгольского и маньчжурского языков, его детство прошло среди бурят и монголов. А.В. Игумнов проявлял огромный интерес к истории монгольских народов, собирал рукописи и книги на восточных языках, составил первый русско-монгольский словарь – «Монгольский словарь, расположенный по азбучному алфавиту с русским переводом», поэтому как человек знающий, он стал наставником для будущих всемирно известных монголоведов Казанского университета О.М. Ковалевского и А.В. Попова. Кроме того, он ратовал за распространение знаний монгольского языка среди населения, в связи с этим много времени уделял преподаванию. Для успеха этого направления своей деятельности А.В. Игумнов в 1813 г. учредил частную русско-монгольскую школу. В 1814 г. в ней было 9 учеников, из них 5 бурят и 4 русских.

В 1802 г. архимандритом Вознесенского монастыря, где в 1725-1746 гг. работала первая русско-монгольская школа, был назначен в последствие известный синолог, внесший значительный вклад в развитие монголоведения, Никита Яковлевич (Иакинф) Бичурин (1777-1853). Он также был ректором Иркутской духовной семинарии до перевода в Тобольский монастырь в 1806 г. Н.Я. Бичурин изучал бурятский и монгольский языки, его интересовала и этнография монголов. Н.Я. Бичурин возглавлял Российскую духовную миссию в Пекине с 1807 по 1821 гг. Во время всего пути, о. Иакинф вел путевой дневник. Выезжая из Кяхты, он ставил перед собой задачу статистического описания Монголии, с сожалением, отмечая, что, не зная языка изучать страну очень сложно. Итогом его путешествия стали многочисленные труды о Монголии и Китае, он станет первым русским синологом и знатоком китайского и монгольского языков, получившим мировую известность.

В 1822 г. в семинарии был открыт класс монгольского языка. В этот класс, кроме русских принимали и бурятских мальчиков и содержали их на казенные деньги, это стало возможно после распоряжения Священного Синода. После окончания семинарии учащиеся-буряты могли быть приняты в духовное ведомство. В 1822 г., после реформирования управления края, было создано главное управление Восточной Сибири, с этого времени генерал-губернаторы напрямую поддерживали контакты с Ургинской администрацией, которая представляла интересы китайского императорского двора. Для организации этих контактов нужны были переводчики монгольского, китайского и маньчжурского языков, ими становились члены Российских духовных миссий – иркутские переводчики и миссионеры: А.С. Агафонов, Я.П. Шишмарев, Ф.И. Бакшеев, А.П. Фролов, А.И. Парышев, В. Новоселов и др. Кроме основной работы они многое сделали для изучения литературы монгольских народов: переводили с монгольского, китайского, маньчжурского языков книги, рукописи, составляли словари. А.С Агафонов перевел на русский язык: «Книгу о верности» и «Краткое хронологическое расписание китайских ханов» из книги «Всеобщего зерцала» с маньчжурского, В. Новоселов – монгольскую часть трехъязычного словаря «Сань хэ бянь лань», Ф. Бакшеев подготовил первый в России маньчжуро-русский словарь.

Архиепископ Нил (Николай Федорович Исакович) 23 апреля 1838 г. назначен епископом Иркутским, Нерчинским и Якутским. Как писал профессор Московской духовной академии И. Шабатин, «преосвященный Нил начал свою деятельность с улучшения постановки учебного дела в Иркутской духовной семинарии». Нил сам изучал разговорный бурят-монгольский язык и занимался подготовкой священнослужителей из бурят. В 1849 г. было разрешено обучать в семинарии разговорному бурятскому языку. Монгольский язык семинаристы изучали по выбору, вместо французского или немецкого. В период с 1851 по 1876 гг. в семинарии обучалось от 43 до 52 учеников. Сподвижником и одним из лучших учеников архиепископа Нила стал Николай Доржеев (Нилов) - Николай Нилович Доржеев (1815-1891) работал учителем монголо-бурятского языка в Иркутской семинарии, принял православие в 1848 г., переводил богослужебные книги на монгольский язык. Главным его трудом стал перевод Библии на монгольский язык, который он осуществил совместно с архиепископом Нилом.

Нил много переводил священных богослужебных книг на монгольский язык, его работы были опубликованы. После отъезда из Иркутска Нил продолжал свою исследовательскую работу, им были подготовлены и опубликованы такие труды как: «Путевые записки о путешествии по Сибири», «Буддизм, рассматриваемый в отношении к последователям его, обитающим в Сибири». Нил проявлял интерес к врачебной практике буддийских лам, описание которой дал в своей заметке «Врачебное искусство у Забайкальских лам».

Архиепископ Нил назначил учителем монгольского языка в Иркутскую семинарию ее выпускника 1838 г. Александра Матвеевича Орлова, который в своей преподавательской деятельности большое внимание уделял разговорному, живому языку монголо-бурят, а не книжному, мало понятному безграмотному населению. Учитывая, разнообразие говоров бурятского языка, А.М. Орлов составил «Грамматику монголо-бурятского разговорного языка» (Казань, 1878), отвечающую насущным задачам миссионерской работы – распространения христианства среди бурят. Протоирей А.

М. Орлов – является и составитель грамматики и хрестоматии маньчжурского языка, занимался сбором бурятских пословиц, загадок, песен, шаманских молений, перевел на монгольский язык «Краткий катехизис», опубликованный в 1870 г., по решению священного Синода. Иркутский епископ Нил поручал А.М. Орлову переводить на бурятский и монгольские языки пасхальные богослужения. А.М. Орлов по поручению архипастыря объезжал бурят кочующих около Якутского тракта, чтобы проводить беседы о православии. Свои наблюдения об отношении бурят к христианской вере он тщательно фиксировал, позже они будут опубликованы в «епархиальных ведомостях», наблюдения эти содержат интересный этнографический материал. Например, автор отмечает, что пятеро бурят уже крещенные, многие свободно говорят и понимают по-русски. А.М. Орлов преподавал монгольский язык и в Иркутском духовном училище с 1830 г., со времени введения предмета в программу тогда еще светского училища.

В фонде редкого хранения Научной библиотеки Иркутского университета, наряду с другими раритетами, хранится и рукописный «Русско-бурятско-монгольский словарь», датированный 1872 г. Сохранилось, к сожалению только два тома из 15. Составителем этого, неизвестного словаря и ждущего своего исследователя, указан Я.П. Родионов. В журнале «Иркутские епархиальные ведомости» за 1891 г. обнаружены скупые биографические сведения об авторе словаря: Я.П. Родионов окончил курс семинарии в 1852 г., некоторое время служил учителем Иркутского духовного училища существовавшего при семинарии, затем миссионером Верхоленского ведомства. В начале 70-х гг. поступил священником в свое родное селение Куда, где скончался в 1891 г. Из летописи Н.С. Романова мы узнаем о том, что над составлением этого словаря начал трудиться еще дед Я.П. Родионова. Петр Маркович Родионов – весьма примечательная личность. Он побывал в Китае в составе Духовной миссии, овладел там китайскими и монгольскими языками, был известен не только в Иркутске как знаток этих языков, но и в Петербурге и Москве. Священник П.М. Родионов собрал неплохую библиотеку книг на разных языках, часть которых передал Н.Я. Бичурину, известно, что они общались, их сближала любовь к восточной культуре, глубокий интерес к китайскому, маньчжурскому и монгольскому языкам. Таким образом, выясняется, что словарь – результат труда не одного поколения Родионовых.

В духовной семинарии занимались переводом книги «О мироздании» на бурятский язык для сельских училищ Забайкальской области. Эта работа была инициирована председателем главного управления Восточной Сибири, Е. М. Жуковским, для распространения научных сведений среди бурят. Над переводом работал учитель бурятского языка и помощник инспектора семинарии (до 21 марта 1864 г.) Н.С. Болдонов, в помощь которому был создан специальный комитет. Комитет состоял из епископа Иркутского и Нерчинского Парфения, ректора Иркутской духовной семинарии Дорофея, а также: протоиреев Карташева, Орлова, Стукова и Доржеева, священника Аргентова, а так же преподавателей монгольского языка К.И. Бобановского, А.А. Бадмаева, Г. Баторова и членов Сибирского отдела РГО М.В. Загоскина, Н.И. Попова, А.Д. Шергина, М.И. Масловского, Ф.Ф. Жербакова, А.Ф. Усольцева и А.С. Сгибнева. Созданный комитет должен был ответить на три главных вопроса: какую использовать азбуку русскую или монгольскую, какое из бурятских наречий использовать и как переводить слова, которых в бурятском языке нет. Так же Комитет принял решения о необходимости приглашения бурят, бывающих в Иркутске и знакомых с русской грамотой, для получения сведений, необходимых для работы над переводом. Комитет принял решение: для перевода взять иркутское наречие, так как на нем говорят около ста тысяч бурят обоих полов.

По поручению священного Синода учитель Н.С. Болдонов работал и над составлением русско-бурятского букваря, вернее сказать переводом букваря на бурятский язык. Букварь был рекомендован к изучению в училищах Иркутской епархии, в которых обучались дети и некрещенных бурят. Указом Священного Синода от 8 июня 1865 г. решено: во-первых, хозяйственному управлению отпечатать 1200 экземпляров букваря. Во-вторых, коррекционную работу над изданием поручить профессору монгольского языка Санкт-Петербургского университета К.Ф. Голстунскому, в случае незнания им бурятского наречия, на самого составителя. В-третьих, выдать Н.С. Болдонову сто пятьдесят рублей серебром как вознаграждение за столь полезный труд. Летом этого же года указ Синода был выполнен, было отпечатано 1200 экземпляров букваря, из них 25 экземпляров оставались в Синодских книжных запасах, а оставшиеся 1175 экземпляров отправить в Иркутск, для рассылки по училищам.

Совершая поездки, православные миссионеры фиксировали много интересных фактов из жизни бурят. Священнослужители Православной церкви собрали богатый этнографический материал, как самостоятельно, так и при поддержке членов Восточно-Сибирского отдела РГО (с 1851 по 1877 Сибирский отдел РГО). Многие из них стали постоянными членами Отдела и совместно проводили исследования.

Протоиерей Константин Стуков – миссионер православной церкви среди хоринских и тункинских бурят, знаток разговорного бурятского и книжного монгольского языков активно сотрудничал с Отделом РГО в Иркутске. Он составил каталог монгольских и маньчжурских книг, принадлежавших библиотеке Отдела, описал фигурки буддистских божеств, хранящихся в Музее Отдела. За эту работу К. Стуков был принят в члены Отдела, а с 1863 г. он работал в его распорядительном комитете. К. Стуков подготовил и опубликовал ряд статей по шаманизму и ламаизму бурят, одна из них «Очерки монголо-бурят, кочующих в Восточной Сибири». В статье дано описание жизни монголо-бурят, отдельная часть посвящена характеристике элементов их языка, а так же пище бурят-буддистов с подробным описанием состава, способом приготовления и названием кушанья. Кроме того, он занимался сравнительным анализом лексики восточных языков, перевел на монгольский язык текст российского гимна, за что получил благодарность императора. После его смерти в библиотеку Иркутской духовной семинарии было передано собрание монгольских книг и рукописей К.К. Стукова, в том числе материалы к маньчжурскому переводу Ветхого Завета.

Еще одним авторитетным членом ВСОРГО из миссионеров являлся Иннокентий Александрович Подгорбунский – преподаватель бурятского и монгольского языков в Иркутской духовной семинарии, исследователь буддизма, шаманизма, фольклора монгольских народов, редактор «Иркутских епархиальных ведомостей», фотограф. Закончил Иркутскую духовную семинарию, а затем Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Звание он получил за сочинение «Нравственное учение буддизма по монгольской книге Улигер-унд-далай, с приложением русского перевода». Работы И.А. Подгорбунского были опубликованы еще при жизни: «Высшие блага и пути к ним по учению буддизма и христианства» (1891), «Воззрение буддисткой священной литературы на женщину» (1893), «Шаманистические верования монголов и бурят» (1900-1901), «Буддизм, его история и основные положения», «Шаманы и их мистерии», «Буряты. Исторический очерк» и др. В Иркутской духовной семинарии он создал музей, в котором было собрано все необходимое для изучения буддизма и шаманизма. В 1908 г. А.И. Подгорбунский составил «Русско-монголо-бурятский словарь» (340 страниц), изданный в 1909 г. Главной задачей словаря было представление живого разговорного бурятского языка, с вариантами значений этих слов у аларских, тункинских, нижнеудинских, балаганских, хоринских и селенгинских бурят. Около 25 лет И.А. Подгорбунский был членом ВСОРГО, неоднократно выступал с докладами на его заседаниях, а также в сибирской периодической печати, редактировал «Известия ВСОРГО», восемь лет являлся редактором «Епархиальных ведомостей».

Священника Тункинского ведомства Якова Афанасьевича Чистохина также интересовала этнография бурят и монголов. В «Известиях ВСОРГО» были опубликованы его статьи «Две шаманские молитвы, произносимые на тайлагане (у бурят)», «Инородческие загадки», «Сонхор-ноин», «Материалы по народному творчеству монголов». Он также был членом переводческой комиссии и занимался переводом текстов на бурятский язык.

Проявлял интерес к монгольскому языку и известный сибирский писатель и публицист, член ВСОРГО М.В. Загоскин (1830-1904). Он окончил курс Иркутской духовной семинарии, затем поступил в Казанскую духовную академию, где занимался историей и изучением монгольского языка.

С 1907 г. в Иркутской духовной семинарии монголо-бурятский язык преподавал Василий Николаевич Флоренсов (1869 –1930). Он родился в г. Балаганске в семье священника Николая Флоренсова, в 1889 г. окончил Иркутскую духовную семинарию и пять лет служил священником-миссионером в Иннокентиевской церкви Жимыгитского стана, здесь о. Василий изучил бурятский язык и познал все важные моменты миссионерской

работы. Владение разговорным бурятским языком помогало ему справиться с ответственными заданиями епархиального начальства. Начиная с 1907 г. он занимался переводами на бурятский язык Евангелия, для чего совершал экспедиции к бурятам Тункинского, Верхоленского краев и Забайкальской области. Кроме этого В.Н. Флоренсов составил на бурятском языке «Книгу для чтения в бурятских школах». Со 2 марта 1916 г. В.Н. Флоренсов был председателем Иркутской переводческой комиссии.

Интересные сведения и наблюдения о монгольских народах Восточной Сибири оставила Забайкальская духовная миссия 1861 – 1918 гг. Целью миссии было обращение бурят и эвенков в православие. Резиденция миссии находилась на Восточном берегу Байкала, в Посольском монастыре. Источниками сведений о результатах миссии стали письма из Посольского монастыря епископа Вениамина. В этих письмах можно найти много познавательного материала, так указывается, «что буряты Забайкальска не спешили принимать христианскую веру», но многие бурятские дети носили русские христианские имена. Епископ Вениамин, отмечает вклад в просвещение бурятских детей русско-монгольских школ при степных думах, дети изучали русский язык там по материалам «Краткой священной истории» и «Краткому катехизису». Так в Кударинском ведомстве дети шуленги, посещавшие школу, при виде православного священника подходили за благословлением. Один из мальчиков с выражение прочитал наизусть епископу молитву, на вопрос о желании совершить путешествие в Посольск, мальчик ответил утвердительно, а на вопрос о крещении отрицательно.

Таким образом, на протяжении XVIII-XIX вв. в Иркутске открывались школы по изучения восточных языков. Деятельность первых школ неразрывно связана с деятельностью самостоятельной Иркутской епархией, где готовили, наряду и с немногими светскими учебными заведениями, квалифицированных специалистов-переводчиков, впоследствии применявших полученные знания, участвуя в миссиях и посольствах, многие из них занимались переводами книг, составляли словари. Соответственно переводчиками становились, в основном, священнослужители и их дети. Знатоки монгольского и бурятского языков, как и другие, выполняли задачу распространения православия среди монгольских народов, одновременно были проводниками российской дипломатической политики на Дальнем Востоке и в соседних государствах. Благодаря деятельности миссионеров Иркутской епархии среди монгольских народов был накоплен опыт изучения языка, этнографии, религиозных верований этих народов. Однако, следует отметить, что миссионерский опыт имел прикладной характер, служить успешному распространению христианства среди монголо-бурят. Тем не менее, среди исследовательских работ священников есть такие, которые сыграли важную роль в развитии научного монголоведения, это, прежде всего грамматики монгольского языка отца и сына Бобровниковых и А.М. Орлова.

Востоковедные исследования ВСОРГО – основа развития монголоведения в Иркутском университете

Новый этап в изучении монгольских народов напрямую связан с открытием 27 октября 1918 г. Университета в Иркутске. Задолго до открытия университета А.П. Щапов - сибирский историк, публицист, писатель, член ВСОРГО, в своей статье «какие факультеты необходимы в Сибирском университете?» указывал, что историко-филологический факультет необходим, но кроме русской филологии и литературы, необходимо обратить внимание на литературу и языки восточные, особенно на языки сибирских «инородческих племен».

Важную роль в вопросе открытия университета в Иркутске сыграло Восточно-Сибирский Отдел Русского географического общества. 27 октября 1912 г. на одном из заседаний Отдела правителем дел Ф.Г. Ширяевым по поручению распорядительного комитета, был прочитан доклад на тему: «Университет в Иркутске». Докладчик изложил в общих чертах историю университетского вопроса в Сибири, а затем указал на необходимость учреждения университета в Иркутске. Это выступление было обусловлено тем, что правительство планировало открыть в Иркутске сельскохозяйственный институт. Однако иркутская общественность, среди которой были и члены Восточно-Сибирского отдела РГО, высказалась за классический университет. Отдел был заинтересован именно в таком университете, так как он готовил бы квалифицированные кадры для ВСОРГО. Вопрос об открытии университета в Иркутске стоял достаточно остро, А.П. Щапов говорил, что университет необходим для «выращивания» местных, сибирских научных кадров. Н.М. Ядринцев, считал, что университет в Иркутске поможет становлению дипломатических отношений с восточными соседними государствами.

С открытием университета началось его тесное сотрудничество с сотрудниками ВСОРГО: организовывались совместные экспедиции по изучению этнографии, географии, фольклора монгольских народов. Кроме этого многие члены ВСОРГО – известные ученые были преподавателями университета. Первыми преподавателями Иркутского университета стали члены ВСОРГО: Николай Дмитриевич Миронов (1880-1936) вел курсы по буддизму и введению в монгольский язык; Владимир Иванович Огородников (1886-1938) - по истории Сибири; Леонид Ипполитович Пономарев (1885-1962) преподавал этнографию; Константин Васильевич Кудряшов (1885-1962) - археологию; Цыбен Жамсаранович Жамсарано (1881-1942) и Гамбожаб Цыбиков (1873-1930) - монголо-бурятский язык, Бернгард Эдуардович Петри (1884-1937) и Павел Павлович Хороших (1890-1977) проводили занятия по этнографии и археологии, Константин Иннокентьевич (1884-1945) Померанцев и др.

Надо отметить, что научно-исследовательская база созданная исследователями Отдела РГО в Иркутске способствовала успешному развитию монголоведения в Университете. Одним из первых в Университете было открыто восточное отделение, где монголоведение являлось ведущим направлением. Авторитетный ученый, монголовед А.М. Позднеев будучи российским чиновником Министерства Просвещения, высказывался за необходимость открытия в Иркутском Университете кафедры по изучению Монголии и Китая. Открытие восточного отделения стало возможным потому, что во-первых, в городе сложилась богатая база для изучения Монголии; во-вторых, Иркутск в 1918-1921 гг. оказался центром откуда поступала помощь монгольским революционерам, здесь вышел первый номер «Монгольской правды», сюда приезжали лидеры монгольской революции Д. Сухэ-Батор и Х. Чолбойсан; и главное, что в сложные годы революции и гражданской войны в России, в 1920-е гг., многие востоковеды Москвы и Санкт-Петербурга волею судеб оказались в Иркутске. В Иркутском университете стали обучать монгольских студентов, что еще более усиливало интерес к истории страны, её языку и культуре.

В декабре 1918 г. восточное отделение в университете был создано. Совет университета по предложению историко-филологического факультета постановил учредить с 1 января 1919 г. «три лектуры восточных языков японского, китайского и монголо-бурятского, “как подготовительную ступень восточного отделения». В комиссии, которая готовила обоснование создания восточного отделения входили известные ученые: историк В.И. Огородников, востоковед Н.Д. Миронов, психолог, педагог М.М. Рубинштейн, правовед В.П. Доманжо, этнограф, антрополог Б.Э. Петри, востоковед, революционный деятель Ц. Жамцарано. На шести разрядах с шестью кафедрами (китаеведения, японоведения, манчжуроведения, монголоведения, турковедения, индианистики с тибетоведением) изучались соответствующие языки с диалектологией, история словесности, история, экономическая география, история религии, обычное право Монголии, Китая, Японии, Турции, Тибета и Индии. В целом, вся структура отделения, программы обучения соответствовали развитию практического востоковедения, то есть подготовке востоковедов-практиков, владеющих не только восточными языками, но политической, экономической ситуацией в стране, которую они изучают. Такой опыт учебного заведения в России уже имел место быть – Восточный институт во Владивостоке, первым директором которого был А.М. Позднеев, ратовавший за открытие восточного отделения в Иркутском университете.

Изучение монгольского языка, литературы, истории Монголии занимало одно из ведущих мест на восточном отделении.

Монгольский язык преподавали: Цыбен Жамцарано (1881 - 1942), С.П. Кузнецов, выпускник Восточного института во Владивостоке и служивший драгоманом российского консульства в Монголии, а также Василий Николаевич Флоренсов (1869 - 1930) – священник - миссионер, преподаватель Иркутской духовной семинарии, знаток разговорного монгольского и бурятского языков. Развитие восточного отделения в Иркутском университете имело большие перспективы, особенно в деле изучения Монголии. Но для этого необходимо было, чтобы в университете постоянно работали высококвалифицированные специалисты, прежде всего в области монгольского языка и литературы. С этой целью приглашали специалистов по монгольской филологии.

В августе 1920 г. при историко-филологическом факультете открылись краткосрочные курсы восточных языков с двумя отделениями китайским и японским, монгольское открылось в следующем1921 г. Председателем этих курсов стал Б.Э. Петри, лектором монгольских языков Ц.Ж. Жамцарано.

Историко-филологический факультет вновь открывшегося Университета в Иркутске возглавил факультет Бернгард Эдуардович Петри (1884-1937) – этнограф, антрополог, археолог, профессор Иркутского университета, член ВСОРГО. В марте 1919 г. при университете, по инициативе Б.Э. Петри, был открыт кружок «Народоведение». Задачами этого кружка было объединение на почве этнографии и археологии взаимопомощи в деле изучения доисторической Сибири, организация археологических и этнографических экскурсий и раскопок, составление докладов, рефератов, лекций. В сентябре того же года в кружке проходило обсуждение тем докладов. Н.П. Шастина «О почитании огня», Е.И. Титов «Неолитические стоянки на крайнем севере Байкала», Б.Э. Петри «Роль зверей в шаманстве», Г.С. Виноградов «Похоронные обряды». Следующее заседание археологической секции кружка проходило в декабре 1921 г. где выступал Б.Э. Петри с рассказом о стоянке острова Ольхон, около улуса Шохта на реке Мурин. В это же время возвратилась этнографическая экспедиция действительного члена ВСОРГО Г.С. Виноградова из Нижнеудинского уезда, доставившая интересные материалы о жизни старожильского русского населения и бурят. О результатах работ экспедиции Г.С. Виноградов доложил на заседании ученого Совета университета.

В 1921 г. открыт восточный факультет внешних сношений. Это Отделение состояло из четырех подотделов: китайского, монгольского, японского и общего (американо- европейско-азиатского). Задачей каждого подотдела была подготовка деятелей в области внешних сношений со странами Дальнего Востока. Студенты знакомились с историей и этнографией Японии, Китая и Монголии, и изучали языки. В соответствии с учебной программой подотделы должны были готовить специалистов, которые смогут работать как в Соединенных Штатах Америки, так и в тихоокеанских странах, быть знатоками во внешних сношениях Сибири с другими странами, в том, числе европейскими. В связи с реорганизацией были введены и новые предметы: практика дипломатической и консульской службы, современное право стран Дальнего Востока, организация торгово-промышленных предприятий за рубежом и др.

В 1922 г. было принято решение о создании в составе Отдела особой исторической секции, задачами которой было: изучение прошлого Сибири и охрана памятников местной старины. Отдел рассчитывал на широкое участие в работе секции преподавателей Иркутского университета, в составе которого были различные специалисты – историки, археологи, историки искусства и историки права, которые могли быть весьма полезны секции. 20 октября 1922 г. состоялось первое заседание этой секции. Секция должна была помимо непосредственных задач, устраивать научно-популярные лекции, вести собеседования и т.п.

В августе 1923 г. экспедиция Б.Э. Петри в Монголию с целью исследования озера Косогол. 15 октября 1924 г., в Иркутск возвратилась исследовательская экспедиция рек Орхона, Толы и Харангола, в которой приняли участие члены ВСОРГО и сотрудники госуниверситета. Экспедиция посетила не изученные районы Северо-Западной Монголии, были собраны материалы по гидрографии, гидрографии, картографии, геологии и археологии.

Преподавателями Иркутского университета П.П. Хороших и К.И. Померанцевым была организована экспедиция, результатом которой стало поступление в музей коллекции новокаменного века, этнографических материалов и образцов бурятского орнамента.

В 1925 г. правление университета согласно постановлению ЦИК Бурят-Монгольской АССР постановило ввести обязательное изучение бурятского языка и культуры для студентов бурятской и монгольской национальности. В мае 1927 г. в составе педагогического факультета начало свою работу бурят-монгольское лингвистическое отделение. В сентябре этого же года, кабинет монголоведения преобразован в кабинет изучения монгольского и бурятского языков и культуры. В 1929 г. кабинет начал издание сборника работ студентов и преподавателей «Бурятоведческий сборник».

Подготовка качественных специалистов была основной задачей Иркутского университета, поэтому преподаватели занимались разработкой обоснованных учебных планов, которые помогли бы решить эту задачу. В пятом выпуске «Бурятоведческого сборника» был опубликован проект учебного плана Н.Н. Козьмина (1872-1938), для Бурят-Монгольского Отделения Иркутского университета. Николай Николаевич Козьмин отмечает, что лозунг педагогизации, который был, выдвинут в университете в 1928- 1929 г., не должен приниматься буквально, научно-исследовательская методология должна остаться основой основ. Также Н.Н. Козьмин указывал, что учителю в национальной школе необходимо знать бурятский язык, бурятскую историю и географию. Это необходимо сделать так, чтобы не перегрузить студента, поэтому, профессор предлагает сократить часы русской литературы для студентов Бурят-монгольского отделения.

Дневниковые записи профессора Иркутского университета, знаменитого путешественника, паломника в Тибет Г. Цыбикова разных периодов являются носителями важной информации о Монголии и монгольских народах. Гомбожаб Цыбиков (1873-1930) - учился в Агинском приходском училище, в 1893 г. окончил Читинскую гимназию, в 1899 г. - китайско-монгольско-маньчжурское отделение Петербургского университета с дипломом 1-й степени и золотой медалью. Совершил путешествие в Тибет в 1899 - 1902 гг., за что был награжден золотой медалью Русского географического общества. В 1902 - 1917 гг. преподавал в Восточном институте во Владивостоке, совершил четыре экспедиции в Китай и Монголию, в ходе которых собрал богатую коллекцию ксилографов и рукописей. В 1924 - 1928 гг. был ученым секретарем Бурятского ученого комитета. В 1928 - 1930 гг. - профессор Иркутского университета, где организовал два профиля специализации: литературно-лингвистическое и обществоведческое. Под его руководством началась подготовка научных и педагогических кадров для Бурят-Монгольской АССР. В теоретическом же плане несомненный научный интерес представляют такие его работы, как “Культ огня у восточных бурят-монголов”, “Цагалган”, “Шаманизм у бурят-монголов”, “О национальных праздниках бурят” и “Монгольская письменность, как орудие национальной культуры”, о которой мы уже упоминали. Одна из этих работ “Шаманизм у бурят-монголов” представляет собой прекрасный научный очерк о состоянии шаманизма у монголо-язычных народов. Период работы в Иркутском университете, отмечен разнообразием деятельности: работа на кафедре языкознания, лекции, практические занятия, подготовка программ и учебных пособий. Г. Цыбиков организовал аспирантуру для бурят по бурятоведению. Однако одним из главных его научных направлений по-прежнему оставалась работа в области монгольских языков. В своей статье «О новом бурят-монгольском алфавите» он писал, что еще предстоит большая работа по внедрению нового алфавита в жизнь, и что такую работу уже начали проводить студенты бурят-монгольского отделения Иркутского университета. Бурятские ученые приняли непосредственное участие в реформе монгольской письменности. Ц. Жамцарано еще с 1902 г. считал, что необходимо сохранить старо-монгольский язык при условии реформы алфавита и орфографии. Ц. Жамцарано вместе с Н. Доржиевым принимали участие в создании нового монголо-бурятского алфавита. По мнению Б. Барадина, новый бурятский литературный язык по грамматической форме должен быть в своей основе халхаским наречием, а по содержанию языком, охватывающим весь лексический состав старописьменного монгольского языка, бурят-монгольского, халха-монгольского и других живых наречий монголов.

В Иркутском университете работал так же Василий Иннокентьевич Подгорбунский (1894 - 1960) - сын священника-миссионера, члена ВСОРГО И.А. Подгорбунского. Родился он в Иркутске, в 1912 г. окончил Иркутскую гимназию, осенью того же года поступил в Казанский университет. В Казани он заинтересовался изучением археологии и этнографии Сибири. С 1913 г. проводил археолого-антропологические исследования в Кудинской степи Иркутской губернии и в Забайкалье. В 1916 г. вел археологические исследования в Тунке и Торе Иркутской губернии.

В 1916-17 гг. был вольнослушателем Казанской Духовной Академии, где прослушал курсы этнографии монголов и монгольского языка. В 1921 г. стал младшим научным сотрудником Иркутского университета. В.И. Подгорбунский имеет десять опубликованных очерков по истории материальной культуры и быта народов Сибири: «Раскопки стоянок Горохова в окрестностях Иркутска», «Стоянки Торской и Тункинской котловин», «К вопросу об изучении примесей к глине в доисторической керамике Сибири», «Вопросы археологического изучения Восточной Сибири» и другие.

Таким образом, Иркутский университет продолжил традиции монголоведения, сложившиеся в Иркутске на протяжении двухсот лет. В Университете монголоведение не только продолжило развиваться как научное направление, но и получило новые формы. Студенты и преподаватели Иркутского университета получили возможность практически изучать этнографию, географию и язык Монголии, во многом этому способствовало и сотрудничество России и Монголии, которое широко развернулось в 20-х гг. XX в. Следует отметить, что все это стало возможным благодаря существованию в Иркутске научного общества – Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, в котором монголоведение занимало важное место, общества которое подарило России и миру подробные карты Монголии, сделало археологические открытия.

Со второй половины XIX в. значительно расширилась сфера внешнеполитических интересов Российской империи, одно из ведущих мест в ней занял Китай. Отношения между Россией и Цинской империей имели давнюю историю, но к середине XIX в. оставались нерешенными вопросы о границе между двумя государствами, в особенности в Забайкалье с Монголией и в Приамурье с Маньчжурией. А так же была необходимость в заключении новых торговых договоров, развитии приграничных торговых и культурных связей. Главным «проводником» восточной Российской дипломатии стал центр Восточной Сибири - Иркутск. Близость к границам Монголии и Китая, сделали этот город важнейшим пунктом дипломатических миссий, а проживание на территории Иркутской губернии монгольских народов, позволяло изучать языки и быт не выезжая за пределы России. Для успешного развития внешнеполитических дипломатических отношений в Иркутске уже в начале XVIII в. открывались школы переводчиков, которые должны были выполнить ряд важнейших задач: во-первых, переводчики с китайского, монгольского и маньчжурского языков были участниками торговых караванов и Пекинских православных миссий; во-вторых, они занимались переводами на русский язык книг и становились составителями первых словарей. Первыми переводчиками становились священники, монгольский и бурятский языки изучали в специализированных школах члены Иркутской епархии. Благодаря православным миссионерам и деятельности Иркутской епархии монгольские народы России принимали православие, приобщались к российской государственности. Благодаря накопленному опыту миссионеров, переводчиков, учителей в Иркутске созрели предпосылки для открытия одного из первых отделов РГО – Сибирского, призванного оказывать содействие в решении внешнеполитических задач Российского государства на этом рубеже. Иркутский Отдел РГО стал основательным фундаментом в становлении университета, так как его авторитетные исследователи стали прекрасными преподавателями, дававшие студентам фундаментальные знания студентам, музей и библиотека Отдела были в полном распоряжении у сотрудников университета.

Глава 2. Исследования ученых Восточно-Сибирского отдела РГО (ВСОРГО) истории монгольских народов

2.1. Создание ВСОРГО и формирование основных направлений деятельности ВСОРГО

В середине XIX в. в России усиливается интерес к изучению стран Дальнего Востока, это в первую очередь связано с внешнеполитическими событиями того времени.

Огромный вклад в развитие отечественного востоковедения и монголоведения внесло Русское географическое общество (РГО), учрежденное 6 августа 1845 г., со своими Отделами. Инициаторами создания РГО были адмиралы Ф. П. Литке и Ф. П. Врангель, академик К. М. Бэр, они обратились за поддержкой к императору Николаю I. «Повеление» императора о создании Русского географического общества было опубликовано в «Сенатских ведомостях» 15(27) августа 1845 г., оно должно был подчиняться Министерству внутренних дел. Первым председателем Русского географического общества стал великий князь Константин Николаевич Романов. Целью РГО было собирание, обработка и распространение в России географических, этнографических и статистических сведений, прежде всего, о самой России, а также распространение этих сведений в других государствах. В 1849 г. РГО получило статус Императорского и приступило к созданию своих филиалов в отдаленных регионах империи. Выбор регионов, в которых создавались отделы РГО, не был случаен. Отделы Общества создавались на самых окраинах Российской империи, чтобы продолжать их изучение и наладить отношения с зарубежными государствами, граничившими с этими территориями. Таким стал и Сибирский отдел РГО (СОИРГО), он был открыт в Иркутске – сибирском центре, что способствовало изучению территории расселения монгольских народов в пределах России, а также сопредельных восточных государств - Монголии и Китая.

17 (29) ноября 1851 г., десять человек членов РГО: К. К. фон Венцель, М. С. Корсаков, Н. Г. Меглицкий, И. С. Сельский, К. П. Бобановский, Ю. Н. Штубендорф, Д.В. Молчанов, Б. В. Струве, священник П. Громов и В. Н. Баснин, проживавших в Иркутске, образовали Сибирский отдел РГО. Отдел был основан по инициативе вице-председателя РГО М.Н. Муравьева, поддержанной его братом генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым. Обществу была предоставлена полная самостоятельность в научных мероприятиях и постоянная поддержка. Первым председателем Сибирского Отдела был избран генерал-майор К. К. Венцель, первым правителем дел стал доктор медицинских наук Ю. Н. Штубендорф, а присутствовавшие члены РГО стали первыми членами СОИРГО. Отделу была назначена ежегодная правительственная субсидия в 2 тыс. серебром.

Создание Отдела имело огромное значение не только для выполнения исследовательских задач и поручений из Петербурга, но и для иркутской научной общественности, к середине XIX в. накопившей большой опыт такой работы. Поэтому создание СОИРГО вызвало широкий общественный интерес среди сибирской интеллигенции. Уже к концу первого года работы число членов Отдела было более ста; была создана структура, позволявшая Отделу координировать и систематизировать свои действия: существовали: отделения этнографии и статистики, математической, физической географии, позже они стали называться секциями.

В 1877 г., в связи с образованием Западно – Сибирского отдела РГО, Сибирский отдел в Иркутске стал именоваться Восточно-Сибирским отделом императорского Русского географического общества (ВСОИРГО).

Работа во ВСОРГО, была построено на принципе добровольности и безвозмездности труда. Главной задачей, которую ставили себе члены Отдела - изучение Сибири и приграничных регионов, особый интерес представляли Монголия и Китай. ВСОРГО организовывал научные экспедиции для подробного научного изучения географии и природы данных территорий, а также народов населявших эти обширные земли их быт, язык, религию и историю. Двери Отдела, как и страницы его изданий, всегда были открыты для представителей любых слоев общества, каждый из которых сделал свой весомый вклад в копилку знаний о народах, населявших окраины России, так и её ближайших соседях.

С первого года открытия, ВСОРГО развернул широкую научно-исследовательскую и организационную деятельность. Отовсюду в Отдел поступали материалы, наблюдения, этнографические записки, письма, запросы и т. д. Начинается сбор и печать материалов, составляются программы и инструкции для добровольцев-исследователей. Отдел оказывал содействие практически всем проезжавшим через Иркутск отдельным путешественникам и целым экспедициям. Через Иркутск проехало 323 исследователя в течение 27 лет (1854-1880 гг.), 45 из которых направлялись в Маньчжурию, Монголию и Джунгарию. В последующих, 90-х гг. XIX в. и в начале XX в. здесь побывали проездом или останавливались на некоторое время известные исследователи Востока: В. В. Бартольд, Ф. И. Щербатской, П. К. Козлов, А. М. Позднеев, В. В. Радлов и др., многих Сибирский Отдел приглашал для чтения лекций.

С 1856 г. ВСОИРГО начал свою издательскую деятельность, это были «Записки Сибирского отдела РГО», в которых публиковались результаты исследований, с 1886 г. «Записки» разбили по секциям: общая география, статистика и этнография; в таком виде «Записки» просуществовали вплоть до 1896 г. С 1896 г. это издание изменило название на «Труды ВСОИРГО». С 1870 г. Восточно-Сибирский Отдел РГО, наряду с «Записками», а затем «Трудами» начал выпускать «Известия Восточно-Сибирского отдела РГО», в которых публиковались статьи, заметки и отчеты о проделанных исследованиях. Бесценным наследием Восточно-Сибирского отдела РГО являются издания плодов научно-исследовательской деятельности его членов. Кроме серийных публикаций были изданы труды Р. К. Мака; «Хронологический перечень важнейших событий из истории Сибири» И. В. Щеглова; «Иллюстрированное описание быта сельского населения Иркутской губернии» И. А. Молодых и П. Е. Кулакова и др. Труды ученых: М. Н. Хангалов «Балаганский сборник», П. И. Пежемский и В. А. Кротов «Иркутская летопись», Н. С. Романов «Иркутская летопись», В. И. Подгорбунский «Буддизм» и др. Публицистическим органом ВСОРГО стала газета «Восточное обозрение», редактируемая в разное время Д.А. Клеменцем и Г.Н. Потаниным. Этот период можно считать самым значимым и продуктивным, когда сформировалась когорта научной и творческой интеллигенции, была создана сеть научно-исследовательских организаций, учреждений и структур, появились условия для открытия в регионе университета и институтов Академии наук.

В 1860-1870-е гг. РГО перешел к организации геологических исследований, которые организовывались политическими ссыльными, например, экспедиции П. А. Кропоткина и И.А. Лопатина. В 1867 г. Н. М. Пржевальский совершил первое научное путешествие – Уссурийскую экспедицию. В это время плодотворные результаты принесли исследования геологов А. Л. Чекановского и И. Д. Черского, биологов-ботаников П. А. Ровинского, Б. И. Дыбовского, археологов и этнографов А.Ф. Усольцева и М. В. Загоскина, а также М. И. Писарева, В. И. Вагина, Н. И. Попова и многих других. Строительство Транссибирской железной дороги способствовало детальному изучению геологии местности, полезных ископаемых, экономики Восточной Сибири и Забайкалья. Исследователи этого времени: Н. М. Астырев, Л. С. Личков, М. М. Дубенский, В. И. Вагин, П. Е. Кулаков, И. Ф. Молодых, Д. П. Першин и их научные труды способствовали скорейшему завершению стройки века.

В 80-90-е годы XIX в. – начале XX в. в истории сибирской науки были временем перемещения центра тяжести исследований на этнографические изыскания. Усилиями известнейших русских географов, этнографов, историков Григория Николаевича Потанина (1835-1920), Афанасия Прокофьевича Щапова (1831-1876), Николая Михайловича Ядринцева (1842-1894), Дмитрия Александровича Клеменца (1848-1914), Павла Аполлоновича Ровинского (1831-1916), Всеволода Ивановича Вагина (1823-1900), Арсения Федоровича Усольцева (1830-1909), Марка Константиновича  Азадовского (1888-1954), Матвея Николаевича  Хангалова (1858-1918), Николая Николаевича Козьмина (1872-1938) были проведены фундаментальные исследования и написаны труды, заложившие основу становления и развития, в том числе и монголоведного направления научной деятельности ВСОРГО. Членами Восточно-Сибирского Отдела РГО этого периода также были А.А. Корнилов (1899-1901), П.М. Крюков (1898-1900), А.И. Лушников (1899-1901), И.Е. Маковецкий (1898-1900), И.И. Попов (1898-1900), В.М. Посохин (1898-1900), В.Б. Шостакович (1899-1901), М.Н. Ушаков (1899-1901), А.В. Янчуковский (1898-1900). Председателями секций А.В. Вознесенский (13/IV 96 – 13/IV 1900), Н.Н. Левин (25/XI 98 – 25/XI 1902), Д.Н. Першин (16/II 96 – 6/II 1900)».

В 1854 г. отрылся музей при Отделе, который сыграл важную роль в систематизации собранных ВСОРГО материалов, просветительской деятельности. К сожалению, при пожаре в Иркутске 24 июня 1879 г. пострадали музей и библиотека, коллекции, документация ВСОРГО. В пожаре погибла библиотека (5042 названия в 10227 томах); в музее Отдела из 21300 экспонатов, уцелели только этнографические и археологические коллекции. Собрание старых дел различных учреждений Сибири, свитки, архив Отдела, почти все текущие дела; коллекции инструментов – все было уничтожено огнем. Это стало потрясением, был организован сбор средств на восстановление. Иркутяне собрали необходимую сумму на строительство и в октябре 1883 г. состоялось открытие двухэтажного каменного здания ВСОРГО. Позже, в 1890-1892 гг., к зданию достроили каменную пристройку, вместившую научно-исследовательский комплекс Отдела: музей, библиотеку, обсерваторию, лабораторию, лекционный зал и канцелярию.

За годы своего существования ВСОРГО внес огромный вклад в изучение монгольских народов. Особое внимание исследователей привлекали: Прибайкальские районы, Тункинская долина, остров Ольхон, долина Иркута, река Селенга и др. Наряду с этим особое внимание уделялось изучение путей сообщения и природы Монголии.

В вопросе изучения Монголии, Восточно-Сибирским Отделом, иркутский историк Е. М. Даревская выделяет три периода: 1) 1851-1860 гг. 2) 1860-1890 гг. 3) 1900-1917 гг. В первый период деятельности Отдела его членом являлся Доржи Банзаров, вплоть до смерти в 1855 г. Несмотря на первоначальные трудности, шел процесс накопления материала о монгольских народах уже с первых лет существования Отдела сотрудники Отдела собирали монгольские рукописи и книги: В. Гаупт рукопись «О происхождении 18-ти родов селенгинских бурят»; В. И. Якушкин, сын декабриста (чиновник особых поручений при генерал-губернаторе Восточной Сибири) - рукопись XVI столетия «История государства Китайского, Богдойского, Корейского, Такзуцкого, Калмыцкого, Татарского и Мунгальского». В отчете Отдела за 1858 г. описаны расходы на составление каталога монгольских книг библиотеки Е. И. Сычевского и Доржи Банзарова и покупку монгольской рукописи.

Наиболее плодотворным в изучении Монголии оказался второй период деятельности Отдела. В 1861 г. в Монголии было открыто первое российское консульство, и сам консул Я. П. Шишмарев активно занялся исследованием Монголии в самых различных областях. За свою деятельность он был награжден серебряной медалью Российского географического общества и избран действительным членом Сибирского отдела.

С начала ХХ в. количество исследований сокращается, это было связано с войнами и революциями, что обусловило сокращение финансирования исследований. В этот период наибольший вклад внесли: Урянхайская экспедиция Ф. Я. Кона (1902 г.), исторические исследования Н. Н. Козьмина, И. И. Серебренникова, И. Н. Дроздова, Н. С. Романова, А. А. Ионина, археологические – М. П. Овчинникова, ботанические и фенологические Т. И. Юринского, зоологические – В. Ч. Дорогостайского, изучение климата и сейсмологии – В. А. Вознесенского и В. Б. Шостаковича.

Члены ВСОИРГО изучали этнографию без отрыва от современности народов, для этого Отдел проводил этнографические вечера. Так, 18 апреля 1913 г. в Иркутске в залах Первого Общественного Собрания был проведен бурятский этнографический вечер. На этом вечере было поставлено «Посвящение Белого шамана», по традициям, сохранившимся у старо-идинских бурят, с жертвенными животными: бараном и двумя лошадьми, с национальной борьбой и танцами. Средства, собранные во время вечера, были направлены для оказания материальной помощи учащейся бурятской молодежи. При организации вечера общество выразило надежду, что русская интеллигенция и бурятское население удостоит вечер своего присутствия, а так же правление общества обратилось к бурятам с просьбой прийти в национальных костюмах. Такие вечера, делали возможным, не выезжая в экспедицию увидеть детали жизни монгольского народа, проживающего на территории России, а так же учащейся бурятской молодежи не забывать свои традиции.

Восточно-Сибирский отдел ИРГО сотрудничал со всеми остальными Отделами РГО в деле продвижения науки, накоплению и распространению знаний. Сохранилась переписка ВСОИРГО с Владивостокским отделением Приамурского отдела РГО, письмо от 29 сентября 1914 г. о просьбе передать из Иркутска рукописи на маньчжурском, монгольском и корейском языках, а также коллекции по археологии периода каменного века и этнографии Амурского края. В письме отмечается, что при невозможности передать рукописи в пользование библиотеки, Распорядительный комитет Владивостокского отделения готов принять их на время для ознакомления, в ответ может отправить в Иркутск коллекции по морской фауне и орнитологии Края.

Политические изменения и социальные катаклизмы, произошедшие в нашей стране в 1917 г. надолго изменили не только облик государства, но и значительно ослабили культурный и научный потенциал страны. Даже в эти сложные времена члены ВСОИРГО продолжали исследовательскую, научную и просветительскую деятельность. В стенах Отдела послереволюционных лет происходило научное общение выдающихся российских ученых, бежавших по разным причинам из неспокойной центральной России, с наиболее яркими представителями сибирской научной школы.

Открытие Университета в Иркутске, то о чем писал еще А.П. Щапов, было важным делом, в котором Отдел не мог остаться в стороне. Более того, ВСОРГО в 1917–1918 гг. фактически являлся координатором работы по открытию первого высшего учебного заведения в Иркутске. Членами Отдела был произведен сбор пожертвований среди предпринимателей и населения. После открытия Иркутского университета Отдел постоянно оказывал ему посильную помощь оборудованием и экспонатами, предоставлял свои помещения для проведения занятий, открыл доступ его преподавателям в свою библиотеку. Особенно велико было участие Отдела в создании научной библиотеки вуза, ей в течение 1920-х гг. были переданы тысячи книг, в том числе и раритетные издания. Первыми преподавателями университета также стали сотрудники Отдела. Впоследствии, многие студенты-выпускники первого иркутского вуза стали основоположниками научной и творческой интеллигенции Бурятии, Якутии, Монголии, Читинской области и Красноярского края.

После окончания Гражданской войны советская власть объявила о новой основе общественных научно-исследовательских организаций – краеведческое движение. Это означало ограничение их деятельности изучением лишь мелких локальных проблем и обеспечивало местным органам власти возможность использования этих организаций в качестве пропагандистских. Это несомненно сказалось на работе Отдела, но не повлияло на стремление членов ВСОРГО к новым научным открытиям. В начале 1920-х гг. были организованы экспедиции по изучению Иркутской губернии и Прибайкалья: В.И. Подгорбунского, О.А. Зеленкина, П.П. Хороших, Г.С. Виноградова, В.Ч. Дорогостайского, Г.П. Сосновского, И.С. Пежемского, Г.Ф. Дебеца, А.В. Львова.

Результаты исследований продолжали публиковать в изданиях Отдела. Большое значение имело издание первого после революции 46-го тома «Известий ВСОРГО», впоследствии выпущены были с 47 по 55 тома. С 1922 г. по 1924 г. было издано 4 номера «Этнографического бюллетеня», с 1924 г. - «Бюллетень ВСОРГО», эти выпуски получили широкую популярность и на Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1923 г. Отдел был удостоен Диплома 1-й степени за издательскую деятельность.

Журнал «Сибирская живая старина», выходивший с 1923 г. по 1928 г., стал одним из интереснейших издательских проектов Отдела и на II Всесоюзной конференции по краеведению был назван одним из трех лучших краеведческих изданий страны. Важным событием для региональной общественной науки 1920-х гг. стал Первый Восточно-Сибирский краеведческий съезд, прошедший в Иркутске в январе 1925 г., в работе которого приняли участие представители 14 организаций Бурятии, 12 иркутских и 1 забайкальской организации, материалы съезда также были опубликованы в «Сибирской Живой старине».

В конце 1920-х гг. отношение руководства страны к общественному научно-исследовательскому движению в корне изменилось. Централизованное финансирование уменьшалось или вовсе прекращалось, закрывались филиалы Географического общества по всей стране. В соответствии с решением советского правительства, 22 декабря 1929 г. ВСОРГО был преобразован в Восточно-Сибирское географическое общество (ВСГО), председателем Совета которого стал Н. Н. Козьмин. Теперь Отдел стал только региональным обществом, подвластным местной администрации.

На протяжении почти 80 лет своего существования ВСОРГО занимался просвещением населения Сибири, проводя публичные лекции, рассылая программы и инструкции всем желающим проводить исследования. Отдел налаживал связи России с соседними восточными государствами, изучение этих стран членами Отдела помогало продумывать стратегию межгосударственного сотрудничества. Одним из важнейших направлений работы ВСОРГО было установление дипломатических отношений с Китаем и Монголией. Отдел был создан в первую очередь для решения пограничных вопросов с Восточными соседями. Установление границы и заключение соответствующих договоров, было не возможно без точных данных о географии российских пограничных территорий и территории Китая и Монголии. Также необходимо было изучить геологию огромных пространств Восточной Сибири, для определения мест полезных ископаемых. Поэтому первостепенной задачей Отдела стало изучение географии и геологии Внутренней Азии.

2.2. Изучение учеными ВСОРГО географии народонаселения Байкальского региона

Основной задачей Русского географического общества были географические исследования малоизученных территорий в России, составление карт и маршрутов для дальнейшего освоения этих земель. Особый интерес представляли географические исследования приграничных регионов и соседних государств, что обуславливалось приоритетами внешней и экономической политики России. Все экспедиции проходили при активном участии ученых-исследователей, то есть сведения, необходимые для успеха государственной политики собирались квалифицированными специалистами. Экспедиции в соседние страны проходили под руководством военных, значит можно говорить и о разведывательном характере. Это экспедиции, организованные РГО в Монголию: генерал-майора Н.М. Пржевальского (ноябрь 1870 – октябрь 1873); генерал-майора М.В. Певцова (1876-1890); генерал-майора П.К. Козлова (1908-1909) и многих других.

К середине XIX в. огромные пространства Восточной Сибири, где проживали буряты, и Монголия нуждались во всестороннем анализе и изучении, так как существовали лишь разрозненные сведения различных путешественников и экспедиций, организованных в основном Русским географическим обществом. Для более детального изучения данных территорий был создан Восточно-Сибирский отдел РГО. Собирание этих сведений и дополнение их новыми, создание карт и подробных планов, изучение почв и геологии, стало первостепенными задачами Отдела. Территория этнической Бурятии, в особенности Прибайкалья, представляла для исследователей особый интерес, что было обусловлено, в первую очередь, близостью Отдела к этой территории и возможность изучение монгольских народов проживавших на территории Российской империи. Эта близость позволяла совершать экспедиции и устанавливать связи, собирать богатый материал. В связи с этим изучение монгольских народов и территорий их расселения были представлены в работах Отдела более полно и подробно, чем других в работах других отделов РГО. Монголия была объектом пристального изучения со стороны путешественников и исследователей, которым в связи с отсутствием современных сведений об этом ближайшем соседе Российской империи приходилось выполнять сбор материалов по всем направлениям сразу: географии, картографии, истории, экономике, филологии, этнографии, археологии, зоологии, ботанике и т.д. Оптимальным способом исследования региона были многолетние тщательно подготовленные экспедиции, участники которых зачастую обладали знаниями сразу в нескольких научных дисциплинах. Полевые исследования тех лет в основном фиксировались в форме дневниковых, либо ежедневных записей или заметок с описанием увиденного и услышанного в конкретный день, а также велись и хронологические блоки – обобщения за несколько дней или даже недель сразу. Изучение территории Монголии было актуально в связи с необходимостью развития торговых отношений с этой страной. К середине XIX в. назрела необходимость в уточнении географических названий и разработке более удобных маршрутов для перевозки грузов.

С образования Восточно-Сибирского Отдела в 1877 г. Правителем дел был Михаил Васильевич Загоскин, были составлены план работы Отдела, определены две основные задачи: 1. Исследование береговой полосы Байкала в геологическом отношении от ст. Култук; 2. Ботанические и дендрологические исследования в пределах Иркутской губернии. Выполнение первой задачи принял на себя И.Д. Черский, второю выполнять было поручено Н.Н. Агапитову.

Усовершенствование картографии территорий Забайкалья, Прибайкалья и Монголии является одной из основных задач работы сначала СОИРГО, затем ВСОРГО. Действительными членами Отдела Юлием Ивановичем Штубендорфом (1811–1878) первым правителем дел Сибирского отдела русского географического общества были составлены программы для описания округов и составления путевых записок, а Илларионом Сергеевичем Сельским(1808-1861) правителем дел ВСОИРГО до 1861 г. - программы по географии, статистике и этнографии Нижнеудинского округа Бурятии. Составленные программы, на одном из заседаний Отдела в 1852 г., было решено распечатать и разослать желающим заниматься изучением этих вопросов. Эти программы стали основой для проведения первых географических исследований.

Составлением карт Монголии и Забайкалья занимались разные исследователи. Значимыми работами в начале деятельности Отдела были поездки в Тункинский край – место проживания бурят, действительного члена СОИРГО Н.И. Башкевича (1853), где он собрал этнографический материал о тункинских бурятах. Н. Башкевичем, было составлено описание реки Иркут от Тунки до впадения в Ангару, которое было опубликовано в Записках СОИРГО в 1856 г. В своей статье, автор подробно описал географию изучаемой местности, разделив описание на следующие части: направление Тункинского хребта, начало Иркута и его течение; направление Саянского кряжа; направление и форма долины Иркута, котловины Тункинская и Торская; происхождение Иркутской долины и т.д. Им был описан источник воды с сероводородным запахом, которые местные жители считали целебным. Н. Башкевич уделил внимание рыбам и четвероногим, которые водились в реке Иркут. По словам местных жителей в реке вылавливали даже осетра, однако исследователь этим рассказам не поверил. К статье прилагалась цветная карта, составленная исследователем с указанием полезных ископаемых. По итогам поездки им была написана, а затем и опубликована в «Записках» СОИРГО работа, в которой Н. Башкевич описал село Тункинское. Автор замечает сходства в быту между бурятами и русскими, говоря о том, что русские избы, как и бурятские юрты располагаются хаотично в селе. Занятия бурятского населения Тунки включали в себя зверодобывающий промысел, буряты также занимались земледелием и, по словам Н.Башкевича имели хороший урожай. Буряты и русские использовали одни и те же способы обработки земли. Позднее, Н. Башкевич проводил этнографическое исследование бурятского населения на острове Ольхон. Его работа «Описание острова Ольхон» содержит уникальный материал быта ольхонских бурят, также он стал свидетелем и сумел описать шаманские обряды, собрал несколько песен и легенд. В Тункинской экспедиции Н. Башкевича сопровождал член Сибирского отдела РГО геолог, золотопромышленник, предприниматель, путешественник Пермикин Григорий Маркианович (1813 –1879), который составил первую карту Тункинского края. Также Г.М. Пермикин изучал озеро Косогол на Севере Монголии. В его работе «Озеро Косогол и его нагорная долина; по сведениям собранным членом сотрудником ИРГО Пермикиным», опубликованной в «Вестнике» ИРГО, содержатся важные географические сведения в том числе карта, которая станет основой для составления последующих более точных карт этой местности. Г.М. Пермикин известен как первооткрыватель лазурита в Слюдянке и нефрита в Восточных Саянах, его занятия геологией и географией в Монголии и приграничных районов стали первыми в своем роде.

Действительный член Отдела Г.Ф. Кальмберг в 1852 г. представил в Отдел вычисленную им и начертанную на 18 листах проекцию Восточной Сибири, с нанесенными на нее 268 астрономически определенными пунктами, но проекция еще не была географической картой. Составлением географических карт занимался специальный корпус военных топографов, одному из них подпоручику Орлову Отдел предложил закончить работу начатую Г.Ф. Кальбергом. Однако карта так и не была закончена.

Так же в части физической географии были представлены в Отдел следующие статьи: И.С. Сельского «Описание Гусиного озера», А.А. Мордвинова «Описание Заяблонья, или Нерченского округа», П.И. Пежемского «Географическое описание Иркутской губернии», Ю.И. Штубендорфа «Путевые заметки по дороге на Тункинские минеральные воды и в заштатный город Баргузин». Все эти работы были первыми географическими исследования региона, где проживало в основном бурятское население.

Восточно-Сибирский отдел занимался также разработкой маршрутов для перевозки различных грузов, для этих целей к написанным статьям исследователи прикладывали карты, чертежи и зарисовки. Так, в 1856 г. в приложении к своей статье «Об открытии путей кругом Байкала», А. А. Мордвиновым была составлена в мелком масштабе карта кругобайкальских дорог. Этим же годом датируется рукопись геогностической карты Н.П. Аносова хранившейся в библиотеке ВСОРГО, первые геогностические карты появились в России в 1850-х гг. особенность этих карт состоит в том, что на них кроме географических объектов отмечены районы залежей полезных ископаемых, шахт, пещер, родников.

Член-сотрудник Отдела П.А. Кельберг в конце 50-х гг. XIX в. занимался исследованиями в местах расселения бурят, расположенных в долинах рек Селенга и Чикой. Кельберг Петр Андреевич (1818 – 1896) - активный член-сотрудник ВСОРГО, удостоен серебряной медали общества за 18-летние метеорологические наблюдения в Селенгинске. Именно в Забайкальском городе Селенгинске им были написаны статьи по медицине «Народная медицина в Сибири», «Селенгинск и его перемежающиеся лихорадки» (1858), соавтор очерка декабриста Н. А. Бестужева посвященного бурятам - «Гусиное озеро». П.А. Кельберг собрал богатую коллекцию разнообразных минералов и представителей растительного царства этих мест. В 1862 г. П.А. Кельберг участвовал в осмотре провала в Саганской степи. Кроме того проследил действие землетрясения по дороге от Селенгинска до Байкала, собрал сведения от жителей деревень, расположенных на этом пространстве. В своем письме на имя правителя дел, исследователь указывает, что землетрясение, начавшееся близ села Дубинино, было ощутимо в Селенгинске. Ранее для исследования землетрясения, произошедшего в Иркутске в декабре 1861 г. в устье реки Селенги, Отделом был командирован горный инженер Лопатин, для осмотра местности, пострадавшей от землетрясения. Осмотр этот оказался неудачным, т.к. проводился зимой, было принято решение совершить повторный осмотр, но уже с топографом и с открытия навигации по озеру Байкал. Исследования ВСОРГО имели практическое значение, изучая географию и геологию местностей вокруг Байкала, члены Отдела пытались понять истоки возникающих природных катаклизмов, чтобы иметь возможность прогнозировать их.

Во время Уссурийской экспедиции 1859 г. по разграничению Уссурийского края с Китаем, которая также была организована для исследования российской территории между рекой Уссури и Японским морем; в 1860 г. было совершенно отдельное путешествия начальника этой экспедиции действительного члена Отдела К.Ф. Будогосского из залива Посьета в Пекин, а оттуда через Монголию в Иркутск. Будогосский Константин Федорович (1822-1875) — подполковник, топограф и военный статистик, участник экспедиции СОРГО по описанию левого притока реки Ангары - реки Китой и ее долины, по итогам экспедиции была составлена карта пройденного пути. К.Ф. Будогоским было сделано много интересных работ о Монголии, Китае и Маньчжурии опубликованные в «Записках ИРГО».

В составе тринадцатой Российской Духовной миссии (1850-1858) направляющейся в Пекин был Действительный член Общества капитан Турбин. Им были подготовлены и представлены в Отдел Следующие материалы: описание пути между Кяхтой и Пекином, вертикальный разрез пройденной местности; барометрическое вычисление возвышения Гоби над уровнем моря. Он сделал описание столицы Монголии - Урги.

Много сделал в деле географического изучения Монголии Я. П. Шишмарев. Шишмарев Яков Парфеньевич (1833-1915), посол, переводчик, который хорошо знал Монголию. По мнению монголоведа Н. Единарховой, в 60-е гг. XIX в. Я.П. Шишмарев оказал наибольшее влияние на формирование в России образов Монголии и монголов. По окончанию Троицкосавской войсковой русско-монгольской школы в 1849 г., служил в канцелярии кяхтинского градоначальника и продолжал обучаться в училище китайского языка. С 1855 г. состоял на службе у губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского, принимал участие в Амурских экспедициях, в переговорах при заключении Айгунского договора. Участвовал в заключении Пекинского договора 1860 г., который имел важное значение для Российской дипломатии. С 1861 г. находился на постоянной работе в Урге секретарем и переводчиком консула К. Н. Боборыкина, позже управляющим консульством, дослужился до должности генерального консула России в Монголии. Способствовал развитию русско-монгольской торговли. По поручению СОРГО участвовал в составлении одной из первых карт Восточной Монголии, занимался изучением истории Монголии, также переводами с санскрита и тибетского языков на монгольский, собрал этнографические коллекции. В 1864 г. открыл в Урге школу переводчиков. Возглавляемая Я.П. Шишмаревым экспедиция 1862-1863 гг., перед которой стояла задача исследовать пути от Урги до реки Онон, сбор сведений о Монголии и топографические съемки р. Онон, прошла успешно. В состав экспедиции кроме Я. П. Шишмарева входили чиновник Фролов - переводчик с монгольского языка и хорунжий Доржи Чаров, которому удалось снять глазомерно маршрут от столицы Монголии - города Урги до Берхнеульхунского караула и до верховий реки Онон, через Ашенгинский бекет до горы Бревен-Кид. По итогам экспедиции были сделаны выводы о том, что расстояние от Урги до реки Онон, то есть до впадения в нее реки Хурахи, в полноводье можно сплавлять грузы. Выводы экспедиции были использованы в дальнейших торговых отношениях между Россией и Монголией. Все это было опубликовано в статье Я.П. Шишмарева «Поездка от города Урги на реку Онон». К статье прилагалась карта с подробным маршрутом, составленная хорунжим Доржи Чаровым. Многие сведения о Монголии из работ Я.П. Шишмарева использовались в следующих экспедициях, в частности купцами и меценатами М.Д. и Н.Д. Бутиными.

В томе I «Известий СОИРГО» от 10 августа 1870 г., опубликовано письмо М.Д. Бутина на имя правителя дел Отдела. Письмо датируется 26 июнем и написано в Нерчинске. В письме сообщаются основные цели и задачи стоящие перед частной экспедицией в Восточную Монголию и Китай, организованной торговым домом братьев Бутиных. Бутин Михаил Дмитриевич (1835-1907) - купец, меценат, коллекционер, в 1866 г. вместе с братом Николаем Бутиным открыли в Нерчинске «Торговый дом братьев Бутиных». В конце 70-х — начале 80-х гг. XIX в. их Торговый дом владел железоделательным заводом и двумя крупнейшими в Восточной Сибири винокуренными заводами, занимался добычей золота в Забайкальской области, мануфактурной торговлей и многим другим. Братья Бутины активно торговали с Китаем. Однако отработанный веками маршрут Кяхта — Урга — Калган не удовлетворял растущим объемам торговли купцов. Они стали искать более короткий и удобный путь из Забайкалья в Китай. С этой целью организовали в 1870 г. торговый караван из Нерчинска в Тянцзинь. Караван пересек Восточную Монголию, в то время почти неизвестную русским купцам и путешественникам, что придает особую ценность сведениям, сообщенным его участниками. Экспедиция, была снаряжена с целью, узнать насколько удобен новый путь от границ Нерчинского округа в Тянь-Цзинь для тележного транспорта. В программу экспедиции входило также исследование пройденных местностей в географическом, этнографическом и естественно-историческом отношении, а также исследование экономического положения страны. Члены экспедиции обязались доложить о всех результатах во ВСОРГО. Эта частная экспедиция в Восточную Монголию и Китай была предпринята в первую очередь с торгово-разведывательной целью удобного торгового пути, но она содержала важные сведения по географии и этнографии местностей, через которые проходил её путь.

Изучением географии территории Внутренней Азии занималась и экспедиция Петра Алексеевича Кропоткина (1842-1921) —выдающегося русского ученого, географа, геолога и историка, члена ВСОРГО. По окончании его Маньчжурской экспедиции 1864 г., которая была предпринята для нахождения кратчайшего пути между Забайкальем и Благовещенском и строительства дороги совместного русско-китайского пользования, а так же создания условий для перегона скота через Маньчжурию, им были сделаны выводы, что российской казне удалось бы сэкономить около 35 тысяч серебром в год.

В следующие два года, П.А. Кропоткин предпринял еще две исследовательские поездки – по реке Сунгари и по Иркутской губернии, в которые вкладывал собственные средства. Известен случай, когда во время исследования ледниковых отложений в долине Иркута, князь не имел даже палатки. Только ради сбора уникального научного материала исследователь готов был несколько недель ночевать под открытым небом. Еще в 1859 г. в своем первом путешествии среди кочевий бурят Тункинсого края и Окинского караула П.А. Кропоткин исследовал Окинские водопады. В 1864 г. П.А. Кропоткин совершил поездку в приграничные районы России и Китая, позже этот путь будет назван его именем. Глазомерно был составлен маршрут и П.А. Кропоткина от станции Старо-Цурухайской через город Мерген до города Айгуна, автор замечает: «хоть маршрут и был составлен глазомерно и тайком от местных жителей, все же приблизительные расстояния верны».

Поиск скотоперегонного тракта из Нерчинского округа на Олекминские прииски – решением этой задачи Русское географическое общество занималось много лет, однако неоднократные попытки разведать столь нужный людям путь, были безрезультатны. Край был «белым пятном» на географических картах, более тысячи километров тайги, каменистых гор и падей считались непроходимыми. В 1866 г. П.А. Кропоткин получил возможность совершить полноценную экспедицию, с достаточным качеством оборудования и количеством сотрудников, кроме него в состав группы вошли ботаник и зоолог И.С. Поляков и топограф П.Н. Мошинский. Экспедиции так и не удалось найти подходящий скотоперегонный путь – непроходимая тайга лежала почти на всем протяжении маршрута, но путешествие это чрезвычайно много дало для  формировавшейся в сознании П.А. Кропоткина географической схемы Восточной Сибири. П.А. Кропоткин дал названия отдельным частям этой Олекминско-Витимской горной местности: Патомское нагорье, Северо- и Южно-Муйский хребты. Геологические наблюдения, которые вел П.А. Кропоткин в течение последних трех лет, завершились с этой экспедицией. Лично проведенное измерение высот убедило его, что Сибирь от Урала до Тихого океана не является обширной равниной, как изображали ее на картах, а представляет собой громадное плоскогорье, прорезанное горными хребтами. Выводы, сделанные, на основе этих исследований и детальное описание самого путешествия Петр Алексеевич представил в «Отчете об Олекминско-Витимской экспедиции», опубликованном в 1873 г. в «Записках Русского Географического общества». Итоги экспедиции были обобщены в работе «Общий очерк орографии Восточной Сибири», опубликованной в 1875 г. 

СОИРГО пополняло сведения о географии территории проживания монгольских народов не только через экспедиционную работу, но и благодаря кратковременным поездкам отдельных лиц. Чиновник особых поручений князь Апакидзе осенью 1868 г., по поручению генерал-губернатора Восточной Сибири, отправился в поездку к границе Монголии и Минусинского края, для разбора дел о сношении русских с китайскими подданными на границе, а также для развития торговых отношений. В опубликованной по итогу поездки статье, описывается несколько вариантов пересечения границы России и Монголии, а также путь проделанный князем и местность. Князь Апакидзе подробно изучил тропы и тропинки, ведущие к границе, отметив, что «некоторые уже давно в запустении и не могут быть использованы в дальнейшем», также был исследован путь вверх по реке Енисей, который, по мнению князя слишком пологий. Кроме изучения границы, экспедиции удалось получить сведения о Монголии, были отмечены обширные пастбища снабженные водоемами, «солончаковые почвы», подходящие как для скотоводства, так и для земледелия. Были сделаны климатические заметки, на северо-западе Монголии, по данным князя следовало: «холода умеренные и малоснежные зим». Касаемо скотоводства, здесь князь Апакидзе сравнивает монголов и забайкальских бурят, говоря о том, что и те и другие не делают заготовок корма и не выводят новых пород животных. В ходе поездки князь приходит к выводу, что самый лучший торговый путь с Монголией - это караванная дорога по реке Енисей и что успешность торговли России и Монголии зависит от нескольких факторов: от предприимчивости купцов и поддержки их инициатив правительством, а также от нормализации отношений России и Китая. Все материалы экспедиции в дальнейшем были использованы в последующих исследованиях.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Прецедентни феномени од Втората светска војна во современиот македонски јазик Вовед Иако с уште млада лингвистичка област, етнопсихолингвистиката активно ги обработува прецедентните феномени во јазикот и бележи бурен развој, о...»

«Центральная научная библиотека Омского научного центра СО РАНАрхеологическая наука Омского Прииртышья: взгляд сквозь годы 1894-2014 Библиографический список литературы Из фондов ЦНБ ОНЦ СО РАН Омск 2014Разделы: Из истории сибирской археологии. II. Омск...»

«Министерство образования Республики Беларусь Г.А. Космач, В.С. Кошелев, М.А. КрасновавСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ: 1918–1945 гг. Материалы для проведения уроков в 10 классе на повышенном уровне Минск Национальный институт образования 2015 РЕВОЛЮЦИЯ 1918 – 1919 гг. В...»

«"РЫЦАРСКИЙ ТУРНИР" "Не забывай прошлого, оно учитель будущего" (китайская мудрость) Цель: создать образное представление о средневековой эпохе в форме самого популярного средневекового состязания.Задачи: создать яркое об...»

«409713479 Приложение к письму Министерства образования Республики Беларусь 18.03.2016 № 10-07/349 Рекомендации по проведению республиканской акции "Мы этой памяти верны" Патриотическое воспитание учащихся в системе образования Республики Беларусь реализуется в рамках образовательного процесса, являясь важной составляющей как воспит...»

«МБУК "Холмская централизованная библиотечная система" Детская библиотека Помни их имена 31115015184200 Дети – герои Великой Отечественной войны Дорогой друг! 70 лет назад закончилась Великая Отечественная война – самая страшная война в истории нашего народа и всего человечества. Суровые испытания войны выпали н...»

«Януш Корчак Правила жизниВСТУПЛЕНИЕ Я боялся, что на меня станут сердиться. Скажут: Голову ребятишкам морочит. Или: Подрастут, будет еще у них время обо всем этом подумать. Или: И так не очень-то слушаются, ну а...»

«181470263500 Ерошенко Дарья 11 "А" класс. Год выпуска: 2013 В школе учится на 4 и 5, особо приоритетных предметов нет, все предметы нравятся. В научно-практических конференциях начала принимать участие с 8 класса, в 10 классе заняла 1 место с исследовательскими работами по истории и по русскому языку Акт...»

«Система уроков по роману Л.Н.Толстого "Война и мир" Автор: Кондратьева Галина Никитична, учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ №4 № урока Тема урока Объём темы Домашнее задание История создания роман...»

«Берлинский сравнительный тест для СУБД с языком запросов SPARQL(справочные материалы) Российский офис Консорциума W3C при поддержке Центра семантических технологий НИУ ВШЭ, 2012. Базы данных RDF и технологии конвертации реляционных данных в RDF им...»

«Тест №1. "Самое великое чудо на свете" Учащийся...1. Закончи загадку: "Языка не имеет, а у кого побывает, тот.") самый умный; много знает; расширяет свой кругозор.2. Что не относится к рукописной книге. перепл...»

«12 апреля 2017 Статья Главы государства Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания ВВЕДЕНИЕ Казахстан вступил в новый исторический период. В этом году своим Посланием я объявил о начале Третьей модернизации Казахстана. Так мы дали...»

«Открытый урок по истории Казахстана в 7 классеТема: "Государственно – административное устройство Белой орды, Могулистана, ханства Абулхаира и Ногайской орды". Цель урока: обобщить пройденный материал, изучить структуру общества, государственно – административное устройство...»

«КОВШОВА Кристина ВладимировнаСУДЬБА ДИНАСТИИ РОМАНОВЫХ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ Э. РАДЗИНСКОГОВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению "Журналистика" научно-исследовательская работа Научный руководитель – кандидат филологических наук, доцент Ущиповский С. Н....»

«Ярославцева Н.Н., зав. НМО КОУНБ им. А.И. Герцена Проекты. Программы. Гранты. 2013 Арбажский районСвою деятельность библиотеки системы строили в соответствии с областными, районными и локальными программами: 1."Культура России в 2012 – 2018 гг."1.1. ОЦП "Развитие культуры Кировской области на 2009-2013г"1.2.ВЦП "Развитие библиотечно...»

«УДК 37.018.1 Ким Т.И. – студ. КарГТУ (гр. ТС-15-3) Научн. рук. – к.и.н., доц. Сулейменова М.Ж.ТЯГОТЫ ОККУПАЦИИ ВО ВРЕМЯВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Великая Отечественная война (1941-1945гг.) – война Союза Советских Социалистических Респ...»

«МКОУ "Березовская средняя общеобразовательная школа" Принято. Утверждаю педагогическим советом Директор школы № _ от _ 2013 _Заикина Л.В. _ Рабочая программа по истории 6 класс 2013Составитель: Пономарева Е.С. учитель истории и об...»

«ПРЕДМЕТ, ФУНКЦИИ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ Предмет социальной философии На простейший вопрос о том, что изучает социальная философия, можно ответить, что она изучает общество. В то же время известно, что...»

«ПРОГРАММАVIII Международная научная конференция цикла "История сталинизма": После Сталина. Реформы 1950-х годов в контексте советской и постсоветской истории 15-17 октября 2015 г., ЕкатеринбургОрганизаторы конференции:•Совет при Президенте Российской Фед...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования"ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"ИНСТИТУТ АРХИТЕКТУРЫ И ИСКУССТВУТВЕРЖДЕНО на заседании Ученого Совета ИАрхИ "_" _ 2010 г. ПРОГРАММА Г...»








 
2017 www.li.i-docx.ru - «Бесплатная электронная библиотека - различные ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.